четверг, 5 марта 2015 г.

Про батальоны "Донбасс"

Интересно, напишут когда-нибудь достоверную и полную историю легендарного батальона "Донбасс". Так много разной информации, и достоверной, и не очень. Надеюсь, напишут. Опять же личность авантюриста (героя ?) Семенченко до сих пор привлекает внимание.

Это материалы к истории "донбассовцев".

Итак, теперь батальона "Донбасс" сейчас (начало 2015 года) два. Один - в составе ВСУ, другой - в составе Национальной Гвардии Украины.

Сначала, весной 2014 года был сформирован добровольческий батальон Национальной Гвардии Украины "Донбасс", тот самый, который в первую очередь ассоциируется с г. Семенченко-Гришиным. После иловайской эпопеи, большая часть бойцов "Донбасса" выразила недоверие Семенченко и покинула батальон. Эти бойцы вместе со своим командиром (В. Власенко, позывной "Филин" - это настоящий командир первого "Донбасса") перевелись в вооруженные силы. В настоящее время существуют два "Донбасса" - 46-й батальон специального назначения "Донбасс-Украина" ВСУ (46 БСпН, бывший 46-й БТрО) и 2-й батальон СпН "Донбасс" Национальной Гвардии (2 бСпН НГУ). Сегодня Семенченко как бы(!) ассоциируется с последним, то есть с батальоном НГУ, хотя по факту сегодня он не является его командиром (Семенченко нынче нардеп, если кто не забыл).



Интервью с "Филином" - про первый Донбасс, про Иловайск, про Дебальцево, и почему они разошлись с Семенченко и перевелись из НГУ в армию.


Донбасс без Семенченко, Иловайский котел и Дебальцево - интервью с комбатом Филином.
Вечно держать оборону невозможно - силы людей иссякают - Филин
Татьяна Козак, "Новое Время", 18.02.2015

Комбат второго батальона Донбасс Власенко Вячеслав, позывной Филин, рассказал НВ об Иловайске, Дебальцево, а также почему батальон решил перейти под ВСУ
В кругу профессиональных военных, когда война в Донбассе только начиналась, к добровольческим батальонам относились несколько скептически. Теперь ситуация изменилась – батальоны работают на передовой наравне с силами регулярной армии.

"Считалось, что воевать может только армия, Вооруженные силы Украины, а все добровольцы – это партизаны, которые ничего не могут", - сидя в редакции НВ, говорит комбат батальона Донбасс-Украина, позывной – Филин.

Батальон Донбасс был одним из первых добровольческих проектов, "пилотным". Он "партизанил" в Донбассе, когда конфликт там только начинался. Официально Донбасс появился в июне 2014-го. Его добровольцы проходили боевую подготовку в Новых Петровцах, на бывшей базе Беркута.

"Легализованный" Донбасс прошел Николаевку, Артемовск, Попасную, Лисичанск, Иловайск, Курахово, Марьинку. А в конце января часть батальона заявила о намерении перейти под командование ВСУ, под руководством нового комбата – Филина.

комбат "Филин" (Вячеслав Власенко), фото "Новое Время"

- Сейчас это уже не один батальон Донбасс, а два. Почему и кто принял решение разделиться?

- Я бы не называл это разделением. В любом коллективе рано или поздно возникают какие-то логические заключения, когда должно быть развитие дальнейшее. Развитие событий в последние четыре с половиной месяца, после выхода из Иловайска, привели к тому, что большинство бойцов батальона, в том числе и я, поняли, что Национальная гвардия Украины на сегодняшний день не может обеспечить нашу потребность в том объеме, как нам бы хотелось, для ведения боевых действий.

Мы приобрели боевой опыт и поняли, что необходимо для успешного ведения боевых действий. Вначале мы тренировались, и у нас были инструктора спецназовцы, которые тренировали бойцов захватывать и зачищать здания. Но опыт показал, что достаточно иметь мощное гранатометное или противотанковое подразделение.

- А почему лучше под командование ВСУ перейти?

- В Вооруженных силах больше обеспечения. У них есть подготовленные полигоны. В Национальной гвардии – это, в основном, стрельбища для стрелкового оружия.  Нужны полигоны для проведения занятий стрельбищ танков, минометов, пушек.

- Семенченко не обиделся?

- Обиделся. Он этого не показывает, пытается через подручных своих высказываться. Естественно, у него была паника. Он не понимает, что ничего не изменилось. Он все равно есть зачинщиком вот этого движения Донбасс. У нас очень много бывших донбассовцев сейчас воюют, и они везде ценятся.  Он такое придумал, а мы это создали. 

Нужно быть либо хорошим депутатом, либо хорошим командиром. Он должен просто осознавать, что его выбрали люди во власть, для того, чтобы он их там представлял.  Иначе, какой смысл его вообще выбирать, если он занимается своей какой-то деятельностью. Если ты командуешь батальоном, тогда командуй батальоном, или же сиди в Верховной Раде и принимай законы. 

- Что платят бойцам?

- Зарплаты стандартные, как и в ВСУ. Около 4-5 тыс. грн рядовой состав. Плюс "атошные", ну премиальные.

- Недавно Яценюк заявлял, что бойцам будут выдавать премиальные за особые заслуги – подбитый танк, например?

- У нас люди пять месяцев назад подбили танк – им даже медали не вручили. Мне кажется, это больше пиар. Ну убил ты ДНРовца – мне сфотографировать его? Или кто-то подтверждение должен дать? Надо нормально платить всем, чтоб было желание уничтожать противника.

- Что в Дебальцево произошло, когда Семенченко там ранили?

- Лично не видел, что там происходило. На сколько мне известно из докладов бойцов, они действительно попали в засаду. Не была проведена предварительная разведка. Попали в "карман" – это когда запускают подразделение и потом бьют по последней машине, поджигают ее, пути отхода нет – и начинают просто расстреливать колонну.

Когда начал работать по ним гранатомет, Семенченко и его телохранители воспользовались санитарной машиной, "буханкой", и попытались выехать. Они врезались на большой скорости в БМП. Два бойца, которые сидели впереди, погибли сразу, причем одному из них просто отрезало голову. А Семенченко после этого эвакуировали.

Недоразумения бывают всегда, когда не продуманы действия. На сегодняшний момент туда пошли люди, которые четыре месяца находились в тренировочном пионерском лагере в Днепропетровской области. Абсолютно новый состав. Из первого, который набирался в Петровцах, туда отказались идти, видя безрассудность ситуации и приказов. Написали рапорта на увольнение.

В бою погибло пятеро и двое, что были с Семенченко – то есть семеро. 13 тяжело ранены, 11 получили ранения легкой и средней тяжести. Из сорока с небольшим, которые участвовали в этой операции, около 30 человек были выведены из строя, ранены или убиты – это очень большое количество. С учетом того, что, когда мы выходили из-под Иловайска и попали под прямой расстрел российских войск, подразделений ДНР – у нас погибло восемь человек.

- Украинскую сторону обвиняют в том, что она занижает количество погибших с нашей стороны.

- Это занизить просто невозможно. Допустим, в Иловайске у нас ежедневно гибли люди по разным причинам. Смысла скрывать не было. Потому что все равно и правоохранительные органы, и журналисты разберутся. Потому как все убитые поступают в медицинские учреждения. Все равно ведется учет. Как бы это не скрывали, это всплывет.

Это если закапывать и хоронить на месте – но этого бы никто не позволил, ведь другие бойцы это видят. Думаю, если б я дал команду кого-то хоронить на месте, то меня, наверное, другие бойцы расстреляли бы. Все тела должны были быть эвакуированы и доставлены родным. Возможно, эта цифра занижалась, ведь есть еще и без вести пропавшие. Кроме того, бывали еще случаи перехода на ту сторону и самостоятельная сдача в плен.

- Что вы думаете о ситуации с донецким аэропортом? Ведь по Минским соглашениям, как мы узнали позже, аэропорт отходил боевикам.

- Я не понимаю, что такое соглашение во время войны про сдачу территории. Как вообще на это можно соглашаться? Мы несем потери только по одной причине – потому что мы не наступаем. Мы сами создаем имидж супермощной российской армии. Ничего подобного – они боятся нас страшно. Их потери очень серьезные, на порядок выше, чем наши.

Пермская десантная дивизия (это я узнал, когда был в плену) – говорили сами десантники, что зашло 1.207 человек, а вернулось обратно – пятеро. Вы думаете эти гумконвои, которые сюда ездят, что это такое? Они ведь пустыми сюда приходят. Три четверти автомобилей – пустые.

- А оружие?

- Часть из них, одна треть, это оружие, боеприпасы привозят. А часть – приезжают за своими убитыми.

- А вот мощное наступление боевиков в конце января – почему это произошло?

- Это результат перемирия. У них было время подготовиться, укрепиться, вооружиться, обучиться. Наши солдаты платят своими жизнями за это перемирие.

Говорят, что мы ослабли. Мы реально перебили бы всех все ДНРовские и ЛНРовские войска до конца сентября. Замкнули бы кольцо вокруг Донецка, они бы однозначно сдались, и на этом вопрос был бы закрыт. Но были введены российские войска, ситуация осложнилась. После этого было опять объявлено перемирие – мы наступать уже не могли.

Находиться в обороне вечно невозможно. Для этого нужна какая-то крепость. А если это открытая пристрелянная местность, и их артиллерия находится на небольшом расстоянии и бьет по нашим позициям – держать их вечно невозможно. Но если бы мы их атаковали, они бы уже боялись близко подходить, уже была бы совершенно другая война.

Вечно оборону держать невозможно – силы людей иссякают. Психологическое состояние личного состава тоже ухудшается. Но если отступать… Сначала мы Дебальцево оставим, потом следующие области – Харьковская, Запорожская…

- Какая их цель на данный момент – Мариуполь?

 - Чтобы взять Мариуполь, нужны очень серьезные силы.  Другой вопрос – они могут маневрировать. Они могут пойти севернее, например, обойти, проще говоря. Поэтому мы готовимся и готовы, конечно.

- Что произошло в Иловайске?

- Было сформировано две колонны для выхода из Иловайска, мы вышли без единого выстрела. Трагедия началась уже в Многополье, 7 км от Иловайска. Я находился впереди, во главе колонны. Начался серьезный минометный обстрел, и укрыться было невозможно. Там целая батарея российских сил стояла – у них все отработано, пристреляно, они имели точные координаты цели. Единственное, как можно было пройти, - это увеличить скорость. На большой скорости пытались ехать, как говорят военные, по воронкам – потому что в одну воронку снаряд дважды не попадает. Часть батальона остановилась.

К нам пришли на помощь подразделения – Миротворец, Днепр, Ивано-Франковск, Херсон, это части по 30-40 человек. Их привезли автобусы, выгрузили в Иловайске и уехали. То есть обратно им не на чем ехать. Чтобы этот личный состав погрузить и вывести из Иловайска, необходимо было 54 грузовых автомобиля. У нас было 31 или 32 всего.  Причем половина из них – легковые. И мы технику, которая ехать уже не могла, цепляли на буксир, грузили туда людей. Вот эта колонна была длинной 3,5 км.

Мне говорили: почему вы не пошли на север, а пошли по этой дороге? Но тогда бы нас догнали, ударили бы с тыла и уничтожили вообще.

Говорили также: почему вы раньше не ушли? Я называл четыре причины. Первое: как мы могли выйти, если там погибли наши товарищи? Как бы я родственникам или женам их объяснял? Второе: если бы мы ушли, воинские части, которые там стояли во главе с генералом Хомчаком – их бы всех уничтожили. Мы открыли бы путь к их уничтожению. Третье: если бы я дал команду выходить, мы бы все равно попали в плен. Потому что российскими войсками было сделано там уже три кольца окружения. Мы бы все равно попали в плен, но не вышли бы из плена героями, а вышли бы трусами, бросившими позиции, как батальон Прикарпатье.

У меня было 40 т боеприпасов – мы там могли смело стоять две-три недели. Было питание, сухие пайки, в огородах – полно картошки, в подвалах – полно солений. Было лето, не было холодно. Да, нас обстреливали, но… человек ко всему привыкает. Было до семи-восьми обстрелов в сутки, даже ночью.  Мы на себя отвлекали 65% артиллерии. 

Если бы не было Иловайска, они бы пошли на Мариуполь, где стоял Азов, часть Шахтерска.

- Почему тогда возникла паника – солдаты сообщали, что их не хотели выводить из окружения, их бросили?

- Паника возникла из-за окружения. Я собрал командиров и сказал, что раньше мы воевали в одном направлении, с одним фронтом, потом пришлось воевать в двух направлениях, с двумя фронтами, потом в трех, теперь будем в четыре. Во все направления. И мы в состоянии это делать.

Как мог, я панику погасил. Но скажу вам правду: я был уверен на 99%, что я оттуда не выйду.

- Как вы попали в плен?

- В первую засаду попали в Красносельском. Часть остановилась, часть пошли дальше. Мы были среди тех, кто пошел. Дальше был минометный обстрел – в Новоекатериновке. Там была разбита моя машина.

Так я с бойцами оказался в поле с разбитой машиной. Сутки были в поле, в кукурузе. Голову поднять было невозможно – со всех сторон огневые точки.  Под утро переместились в небольшую посадку. По средствам связи получил информацию, что по дороге севернее будет идти колонна Красного Креста, что они заберут раненых. В этой посадке мы встретили около 30 военнослужащих ВСУ. Мы с ними объединились. Вышли к дороге, вместо Красного Креста – приехали БМД российских войск и ДНРовцы, которые нас и захватили в плен.

А оружие мы раньше закопали – потому что Красный Крест в колонну не берет с оружием.

Нас завели на террикон, держали в яме. Над бойцами издевались, били, на допрос возили.

- Кто именно вас удерживал – боевики ДНР, российские военные?

- ДНРовцы и российские разведчики. Допросы проводили ФСБшники. 

- Долго вы в плену пробыли?

- В самом плену, в самой яме, мы просидели примерно сутки, может чуть больше. Потом приехал Красный крест и был обмен. Это были первые обмены. А потом уже, когда всех остальных захватили, - их в подвал Донецкого СБУ переместили.


* * * 


Конец "комбата Семена" - Семенченко не является ни командиром ДБТрО Донбасс ВСУ (46 БСпН ВСУ), ни батальона НГУ "Донбасс" (2 бат. СпН НГУ). Официальная заява от 46-го батальона СпН ВСУ "Донбасс-Украина":


Добровольческий батальон территориальной обороны Донецкой области "Донбасс"
22.02.2015 · отредактировано ·

Разъяснительная информация.

В ответ на заявление С. Семенченко, о том, что официальная страница "Добровольческий батальон территориальной обороны Донецкой области "Донбасс" была взломана, доводим до сведения:

1) Данная страница взломана не была. Информация подается теми же людьми. С.Семенченко к данной странице отношения не имеет.

2) Логин и пароль данного ресурса не изменялся.

Касательно запроса С.Семенченко в Министерство Обороны Украины по формированию батальона ВСУ "Донбасс-Украина" заявляем:

1) Фактическое название подразделения "46й отдельный батальон специального назначения". Именно таким образом подразделение проходит по всем документам. Подавая запрос на подразделение "Донбасс-Украина", понимая специфику военной документации, военнослужащий С.Семенченко обязан был понимать, что ответ придет отрицательный.

2) Предлагаем подать повторный запрос на указанное выше подразделение. И напоминаем, что если подать запрос на подразделение НГУ "Донбасс" (формальное название "2й батальон специального назначения"), то официальный ответ тоже будет отрицательным.

Касательно так называемого "прохождения военной службы" депутата Украины Семена Семенченко заявляем:

1) По законодательству Украины, С.Семенченко не мог совмещать должность командира батальона и должность депутата Верховной Рады Украины. Таким образом, еще 24.11.2014, С.Семенченко подал официальный рапорт с просьбой отстранить его от занимаемой должности. Рапорт был удовлетворен. Соответствующая официальная информация существует в открытом доступе на официальном сайте Национальной Гвардии Украины:

http://vv.gov.ua/news.php?nid=6939&lang=ua

Вне всякого сомнения, этот сайт никаким образом взломан быть не мог.

2) Согласно данному рапорту, С.Семенченко был переведен на службу в военном резерве и командиром боевого подразделения являться уже не мог.

3) Согласно Закону Украины про военную обязанность и военную службу находясь в резерве, Семен Семенченко не имел права руководить подразделением и делать официальные заявления от имени подразделения. Таким образом, с 24.11.2014, командиром батальона "Донбасс" он уже не являлся.

http://zakon4.rada.gov.ua/laws/show/2232-12

4) 19.02.2015 Семен Семенченко подал рапорт об увольнении, сдал пропуск резервиста в часть 3027 и таким образом формально никакого отношения к батальону НГУ "Донбасс" не имеет.

Добавим так же, что формально в состав батальона С.Семенченко был зачислен лишь в августе 2014 года. К тому моменту, подразделение находилось под управлением Вячеслава Власенко (позывной Филин) и успешно выполняло боевые задачи.
Все заявления С.Семенченко в адрес официальной страницы батальона "Донбасс", а так же попытки создать параллельно другие, якобы "официальные" ресурсы подразделения являются провокацией. Напоминаем, что совсем недавно подобного рода провокацией являлись заявления С.Семенченко о создании параллельного Генерального Штаба для добровольческих батальонов и эта информация была опровергнута официальными заявлениями командиров добровольческих батальонов.
Военные подразделения не обязаны руководствоваться домыслами гражданских лиц.


Но конец ли? Вот официальный(?) ответ от батальона Донбасс НГУ (2 бат. СпН НГУ) (От автора блога: По правде говоря, я не знаю, настоящая ли это ФБ-страничка "Донбасса" НГУ или нет; вбросов и манипуляций со страничками под названием "батальон НГУ "Донбасс" было предостаточно. На всякий случай имейте в виду, что возможно(!) это заявление - вброс).

Батальон спеціального призначення НГУ "Донбас"
23.02.2015 · отредактировано ·
Пресс-служба батальона "Донбасс" сообщает: В связи с проводимой кампанией по дискредитации добровольческого движения некоторые факты и комментарии, публикуемые на официальных страницах и веб-сайтах сознательно искажаются в СМИ. В связи с этим пресс-лужба разьясняет, что Семен Семенченко после избрания народным депутатом Украины был "освобожден от прохождения учебных сборов", однако оставался на должности командира батальона "Донбасс".


* * * 


Вчера журналистка Т. Заровная сообщила у проблемах с ком. штурмовой роты "Донбасса" позывной "Жак". Легендарный человек. Ну и еще немного на тему такой живучести комбата Сёмы - его крышуют некие офицеры из СБУ. (Тему сомнительной (по ее мнению - откровенно преступной) деятельности комбата Семена Балаклавкина журналистка Татьяна Заровная изучает еще с весны прошлого года,например она одна из первых выражала сомнения в героизме Семенченко-Гришина, обратила внимание на то что Семена и его людей крышуют спецслужбы (а вовсе не "днепровские", как принято считать), одной из первых рассказала еще осенью прошлого года о расколе в батальоне "Донбасс" - новость эта в СМИ промелькнула, но не была замечена. Если вам интересна история батальона (батальонов) "Донбасс" поднимите опубликованные Заровной материалы).

Татьяна Заровная с Ivanov Ivan и еще 8
04.03.2015 · отредактировано · 
Тот редкий случай, когда прошу максимально распространить.Это может спасти жизнь и честь командира штурмовой роты бт "Донбасс" Жака.Вот что он рассказал: "25 февраля около 12.00 когда я сопровождал журналистов «Айситиви» (чтобы сняли репортаж по Широкино), нашу машину остановили на украинском блокпосту. Подъехали несколько авто, одна с логотипом «Донбасс».Из «Фольсцвагена пассат» вышел подполковник СБУ с позывным Авден (Денис, который является «крышей» Семенченко и лично приходил в "Обозреватель" срывать пресс-конференцию "донбассовцев" - см. ФОТО) - тот подполковник, который имеет с СС общие «делишки». Первое, что он мне сказал: «Тебе же говорили: или ты в нашей команде, или мы тебя посадим». Обращались как с подонком, Анатолий с нашивкой «Донбасс», который меня обыскивал, был до такой степени пьян, что еле держался на ногах".Сейчас Жак находится под домашним арестом, но ситуация может измениться к худшему в любую минуту.Напомню, что раньше Жак рассказывал в интервью Остапу Дроздову о том, что хотел арестовать Семенченко – за мародерство, за беспредел опекаемый им и его личными приближенными. За "отжатие" бизнеса - который оказался переписан на Сёмину жену."В Лисичанске я понял, что Семенченко - враг народа" говорится в этом интервью: http://kriminal.tv/news/komroti-batalona-donbass-semenchenko--vrag-ukrainskogo-naroda.html
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=608489729284174&set=a.135815763218242.27602.100003694561537&type=1


+ интервью (осень 2014 года ?) самого капитана Жака. Рассказывает про эвакуацию из-под Иловайска и про раскол в батальоне "Донбасс":


Комроты батальона «Донбасс»: Семенченко – враг украинского народа
Б.д. (2014 год ?)
Командир второй штурмовой роты «Донбасс» с позывным «Капитан Жак» в программе «Прямим текстом» на телеканале ZIK рассказал, как воевал и выводил батальоны из Иловайского котла.

 Он рассказывает, что убитых было столько, что русские сами испугались того, что натворили. Также командир роты объяснил, почему игра в демократию – проблема, а с зоной АТО должен быть «железный занавес». В ходе интервью «Капитан Жак» поднимает также тему о том, как война поднимает наверх проходимцев. Он заявляет, что Семен Семенченко – не просто совершенно далек от воинского дела, но и является врагом украинского народа.

Вы вывели много людей из Иловайского котла. Для многих Вы стали фактически крестным отцом. Не считаете, что это был героизм, поступок какой-то?

Когда это происходило, ничего такого не думал. Я не видел ничего другого, как забрать пацанов… Все это делалось без всяких приказов сверху…был большой хаос.
Я знал, что ребята там и до них нужно добраться. Добрался дня через четыре. Пока добирался, вывел много других ребят.

На размышления «правильно-неправильно» просто не было времени.  Все команды, которые я принимал-отдавал не были согласованы, но я понимал – если мы оставим ребят на том месте, где они находятся – вряд ли они доберутся потом живыми… Приходилось раз 18 переходить «на ту сторону»… Людей, которых я встречал без оружия, заставлял возвращаться, шел вместе с ними, откапывали оружие, занимали оборону в случае огневого контакта… Потом грузились в микроавтобус («Мерседес Спринтер» камуфлированный)… За один день, помню, около 80-ти -120-ти человек так вывезли…

Вы, наверное, знаете, что к таким как Вы больше доверия, чем к официальным военным… Куча претензий… И есть общий тон неудовольствия.

Мы в армии и я выполняю приказ. Но я понимаю, почему недоверие. Люди, с которыми пришлось служить, они непрофессионалы. И они принимали неправильные решения часто. А иногда вообще никаких решений не принимали, тем самым обрекая на жертвы… И я вывозил и подполковников и полковников, которые ничего не делали. Они смирились с ситуацией и ничего не делали. Притом, что они были с оружием, включая тяжелое.

Теперь уже о том, как колонна выходила, каждый солдат понимает, что это было … Мне приходилось и наших «200-х» вывозить. Из 51-й бригады, кажется. Пришел дедушка один, и говорит: «Сынок! Они семь дней назад пришли, окопались и ждут вас. Получается, они знали, что мы будем идти именно там, и кто-то сверху знал мы пойдем именно туда. И то, что там происходило, это была стрельба в тире. Ужасные потери украинской армии».

Я собирал «двухсотых» дальше. Одевал халат доктора, и доехал до Иловайска. Русские подъехали ко мне на двух БМП: Давай документы! Ты кто  такой? Я сказал, что армейский врач. Потерь много. 

Они спокойно отнеслись. И со мной разговаривал старший лейтенант. С рыжей бородой. Акцент русский. На «а»… У нас так не говорят. Они интересовались, кто такие «нацики». Там лежал убитый наш майор из Нацгвардии. И лейтенант этот подошел и забрал документы у этого убитого майора, и хвастался: «У меня трофей теперь есть!». И убитых было столько, что эти русские сами испугались, что они натворили. 

Чтобы Вы теперь изменили, обладая знаниями, которые теперь есть?

Принято решение о формировании нового подразделения. Фронтовой спецназ и полицейские функции в буферной зоне. Выявление сетей агентуры… Будет жесткая дисциплина. Сегодня есть большая проблема с дисциплиной… В добровольческих батальонах вообще не существует понятия «дисциплина». Командиры не обладают знаниями соответствующими, которые они обязаны иметь… Эта война, которую я вижу здесь, она совсем не похожа на ту войну, которую я прошел в Афгане. Все то, чему мы обучали в Новых Петровцах в течение месяца, все это напрочь забылось. Мало времени мы уделяем обучению. Когда ты попадаешь в бой под плотный огонь, где невозможно поднять голову, пулеметчик забывает, что он пулеметчик и где его сектор стрельбы… и ребята, которые думали, что это как компьютерная игра, они просто теряются. И сегодня мы создаем новое подразделение. Все будет на государственном обеспечении. И достаточное количество людей мы наберем.    

Как думаете, это все надолго? Эта война надолго?

Вопрос может быть не ко мне. Я думал в августе, что первого сентября будем стоять на границе с Россией. 18-го июля мы освободили Попасную. 25 июля мы освобождаем Лисичанск, и Северодонецк нам отдали сами. Сепаратисты бросали все и убегали. Все сепаратисты покинули город. Следующий город должен быть Первомайск. Он находится в пяти километрах от Попасной. И здесь: «Стоп! Перемирие». И я сам удивляюсь, как можно останавливать армию, которая ведет успешное наступление? Это вопрос к главнокомандующему. Первомайск не обладал никакими оборонительными рубежами. И за десять дней перемирия они создали сильный укрепрайон. И когда мы пошли снова вперед – первый танк поломался и по нему сразу же выстрел. И мы поняли, что перед нами укрепрайон…

Мы можем вернуть контроль над утраченными территориями?

- Вернуть можем. Вопрос в том, какой ценой? Из России за это время навезли артиллерию тяжелую. Выход один: Наращивать артиллерию. И поднимать в воздух «вертушки». В Афгане ни одного движения без них не происходило. И беспилотники не дают полную картинку. Густая «зеленка» и нет понимания того, что там на самом деле происходит.

Есть ли страх у нас в армии?

Страх есть у высшего руководства. Потому что артиллерийская перестрелка приводит к большим потерям среди населения. Есть проблема в том, что мы играем в демократию. Все дороги работают и пропускают их транспорт. И как бы ко мне сейчас не относились, мы должны закрыть это движение. Кроме того, масса людей переехала сюда и ведет пропагандистскую работу. А должен быть «железный занавес». Он сегодня стреляет, завтра оделся в гражданку, посадил детей и уже завтра в Харькове рассказывает, как украинские войска убивают мирных жителей на Донбассе.

Кузьма «Скрябин» сказал, что у людей сели батарейки. Что бы Вы сказали об этом?

Кузьма сказал правду. Я когда пришел в батальон в конце мая, был всплеск патриотизма. Не смотря на необеспеченность, все готовы были воевать. И сегодня нет подъема патриотизма. Никто не хочет погибнуть «просто так». Сидеть в окопе и понимать, что нет огневой поддержки, что приказы глупые - идти погибать никто не хочет. И все это потому, что руководят всем люди невоенные. У нас сейчас АТО, и руководит всем СБУ. Военные не хотят подчиняться СБУ. Сюда добавляется МВД. Если бы военное положение …вопросов бы никаких не было. За все время нахождения на войне, я не видел ни разу, чтобы они о чем-то там наверху между собой договорились… Добровольческие отряды закончились. Прошло их время. Спасибо этим ребятам – они свою работу сделали.

Война не всегда дает «настоящих героев». Об этом говорят сами хлопцы, но пока тихо.

Эта война открыла глаза. Многих проходимцев война подняла наверх. Я догадываюсь, о ком Вы хотите спросить. Наш батальон не обошелся без этого.

Ваш батальон «Донбасс» разделился?

Да. У нас с самого начала были конфликты с ним. Когда я увидел Семена Семенченко (как он себя назвал) первый раз, я понял, что он совершенно далек от воинского дела. И он за все это время ни разу не проявил организаторских качеств. Я не могу, как он, писать в «Фейсбуке». А он очень активно там писал. Но когда нам дали приказ взять Попасную, он стоял в 3-х километрах от нас и боялся придти на помощь. И когда нас зажали в каменном мешке (мы потеряли 17 человек – 4 «200-х» и 13 «300-х) и мы вывозили раненых, он стоял у нас сзади с группой в 300 человек и не пришел на помощь. Хотя по рации сказал: «Ждите, подкрепление идет». Они стояли и ждали, получится у нас выйти или нет. У нас подбили две брони. Было тяжело, но мы вышли. Было четыре часа плотного огневого контакта. Это настолько тяжело, что люди после этого даже не поднимаются, чтобы передвигаться. Всю «броню» подбили, все «тяжелое» отказало… И мы не смогли забрать двух 200-х наших. И точно такой же был Лисичанск. Я тогда не читал «Фейсбука». Я тогда был «повернут» на том, что Родина в опасности. Это сейчас я понимаю, что одни люди защищают Родину, а другие делают карьеру…и пиар себе делают. Когда создавался батальон, он все время ходил с телефоном у уха, и никогда не присутствовал ни на каких занятиях.  Очень много у нас фактов, когда люди запятнали себя, «отжимая» имущество, грабя магазины. В Лисичанске была страшная картина. Я именно там понял, что Семенченко – враг народа. Я тогда собрал роту, построил возле прокуратуры и хотел его арестовать за беспредел и мародерство. Написали рапорт на имя Авакова все (64 человека тогда оставалось в роте), и подписали. Но информация просочилась, и он не приехал. Рота потом распалась…

Большое спасибо за откровенные ответы. Почему Вас зовут «Жак»?

- Жак Ив Кусто мой кумир.


Комментариев нет:

Отправить комментарий