пятница, 25 июля 2014 г.

Война РФ против Украины, часть 210


Хроники войны РФ против Украины, июль 2014 года


Добровольцы / наемники из РФ в войне на Донбассе

В "Московском комсомольце" вчера был опубликован интересный материал "Позывной «Хмурый». Как умирают на Украине добровольцы из России и почему их имена останутся неназванными. «Не произносите слово «тело» - «груз» и только «груз»". Однако что-то пошло не так, и сегодня он был выпилен, газета принесла кому-то там извинения... но кэш помнит. Впрочем у проекта Н. всё идет не так.


Позывной «Хмурый». Как умирают на Украине добровольцы из России и почему их имена останутся неназванными

«Не произносите слово «тело» - «груз» и только «груз»


Вчера в 15:23, просмотров: 105770


Было время, когда журналисты дружно писали о том, как уходят добровольцы на войну. Еще пару месяцев назад желающих повоевать на территории Украины было десятки, потом сотни, тысячи...
Кто-то был уверен в своих силах, кто-то думал, что война — это все равно что поиграть в компьютерную стрелялку, сидя на диване. Теперь пришло время рассказать о том, как возвращаются с войны, как умирают на войне и почему родственники погибших боятся афишировать личную трагедию.


Позывной «Хмурый». Как умирают на Украине добровольцы из России и почему их имена останутся неназванными
Доброволец из России Андрей Кузнецов. Фото из личного архива

«Точную информацию по погибшим добровольцам из России, воюющим на Украине, вы вряд ли найдете. Разве что в соцсетях можно надергать десяток-другой историй про тех, кто не вернулся с этой войны... А вот детали, подробности гибели бойцов, как доставляли тело героя на родину, как хоронили-поминали — это уже закрытая информация... Большинство скрывают от своих друзей, что их сын-брат-муж-отец погиб на Донбассе. Мы слышали истории, когда на похоронах того или иного бойца его родственники на кладбище выкладывали легенды про «тяжелую продолжительную болезнь», «травму на работе-отдыхе»...», — сразу предупредили меня те, кто сегодня сколачивает бригады добровольцев на фронт на территории РФ.
…Вернемся в недалекое прошлое.
…Три месяца назад. Славянск. Первые погибшие ополченцы. Все они были местными жителями, гражданами Украины.
Об их семьях снимали полноценные телесюжеты, газетчики посвящали погибшим героям полосы.
Тогда мне в память врезалась одна история. Про отца десятерых детей из украинского города Стаханова.



Доброволец "Камчатка"


Вот какие слова написали о нем в местной прессе: «Карханов Виктор Владимирович не дожил всего один день до образования Новороссии. Но его дети будут жить в новой стране. Он погиб за будущее счастье детей, защищая свой отчий дом от карателей. Отец десятерых детей и еще одного не рожденного взял оружие в руки, чтобы воевать против фашистов, не желая видеть свою родину в рабстве. Не пьющий, работящий и любящий детей — так отзываются о нем близкие и друзья. Его не стало, а ребят нужно поднимать. И нужна, конечно, помощь».
Помощь семье оказали в первые дни.



Волонтер Дмитрий Бабич (справа) с добровольцем Балу


А через месяц о них забыли.
Мы связались с дочерью погибшего, Викторией.
— Наш папа с первых дней, когда стали рушить памятники Ленину, взялся охранять эти памятники, потом обеспечивал порядок на митингах. Вступил в Донское казачество. Когда пришел Стрелков, папа вступил в ополчение и воевал за идею. Жили мы как обычная семья, учились, росли. Отец был инвалидом 3-й группы — в детстве получил серьезную черепно-мозговую травму. Но, несмотря на болезнь, продолжал работать. Он хотел, что бы мы ни в чем не нуждались, были одеты, обуты, накормлены, и не хуже, чем в других семьях. Когда начались боевые действия, мама говорила папе, что пора уезжать в Россию, ругалась, если с ним что случится, на кого останутся дети. Но папа категорически заявлял, что никуда со своей земли не уедет. И со словами: «Я буду воевать за своих детей», — ушел в ополчение. Вскоре погиб... Зачем? Ради чего?



Погибшие добровольцы из России, воевавшие на Донбассе


Тогда мне показалось, что дочь винила отца.
И таких, как эта Виктория, немало.
...10 июня Ольга Королева из Липецка узнала о гибели своего сына Дмитрия. Ему было 22 года. Самый молодой на тот момент доброволец. И позывной у него был соответствующий — «Малой».
— Мне позвонил человек, представился Евгением, сказал, что он представитель ДНР. Оповестил, что Дима погиб во время бомбардировки Донецкого аэропорта. Тело его успели вынести. Я спросила, как можно забрать тело Димы, Евгений перебил меня: «Не произносите слово тело, «груз», и только «груз», разговоры могут прослушиваться, и лишние проблемы нам не нужны». Тело мне привезли 12 июня ночью в кустарном цинковом гробу, никаких сопровождающих, кроме водителя катафалка, не было. Гроб не открывали. Фото сына лишь показали. Водитель передал его паспорт, в котором находился железнодорожный билет до Ростова, а также 30 тысяч рублей на организацию похорон. Вот и все... А теперь скажите, пожалуйста, хоть кто-то из добровольцев вернулся домой? Или хотя бы позвонил? Есть шанс оттуда вернуться? Или это билет в один конец.....

«Пять суток я не мог забрать тело сына из морга»
В соцсетях есть страничка «Мемориал памяти погибших добровольцев». Она создана специально для тех близких, которые потеряли своих родственников. Многие из них о смерти родных узнают именно оттуда.
— Нам звонят близкие пропавших на Донбассе, спрашивают: «На фото наш сын. Как его найти?» У нас нет ответов на эти вопросы, — рассказывают организаторы «мемориала». — Мы собираем данные, которые приходят к нам с фронта. Проверить достоверность информации порой нет возможности. Один раз даже ошиблись. Человек оказался тяжело ранен, а нам прислали его фото как погибшего.
Порядка сотни имен погибших добровольцев и ополченцев собрано на этой страничке.
Я обзванивала, писала родственникам этих людей.
На общение никто не соглашался. Ни один из полусотни опрошенных.
«Прошу вас, не пишите имени моего сына, — чаще всего отвечали люди. — Кому это надо?. Нам еще жить в этой стране».
Некоторые и вовсе отрицали причастность погибшего к событиям на Украине: «Он умер своей смертью, в Донбассе не был». — «В 26 лет?». — «Его собака укусила, заражение крови началось…».
Держал паузу и Анатолий Ю. Из Можайска. Хотя в соцсетях не скрывал, что не дождался сына с войны.
Через неделю мужчина ответил мне сдержанно: «Вот ссылки на материалы, интервью, там все описано, как погиб мой сын. Дополнительно могу только сказать, что похоронили Лёшу и его друга Сашу с воинскими почестями».
Перехожу по ссылкам. Читаю подробные воспоминания очевидцев, как и почему погибли тридцать с лишним добровольцев при отступлении из Донецкого аэропорта в конце мая. Основной лейтмотив тех записей — добровольцев подставили, предали, при отступлении ополченцы расстреляли своих по ошибке. Понимаю, почему Анатолий скуп на комментарии.
— Я даже представить не могу, чтобы вам позволили такое написать. И вообще оставшиеся в живых очень боятся за себя... — подытожил собеседник.
Тем не менее через пару дней Анатолий неожиданно вышел на связь.
— За прошедшее время я много общался с теми, кто находился на Донбассе. Это ребята из России и Армении. Кстати, в составе ополчения около 200 армян… Вам интересно, как я искал своего сына? Тело Леши я не мог забрать из Ростова в течение 5 суток. И благодаря представителям Донского казачества — во всяком случае, так они представились, имен не назвали — и совету десантников мне удалось забрать тело из ростовского морга.
— Как вы узнали о гибели сына?
— О смерти сына узнал из газет. Опознал его по фотографии из морга — этими кадрами тогда был весь Интернет забит. Найти его тело я пытался официальным путем. 20 мая сделал запрос в МИД. Ответ пришел спустя 2 месяца.
«Добрый день! Ваше письмо, адресованное в МИД России, рассмотрено. 18.07.2014 г. состоялся телефонный разговор с «Денисом», упомянутым в Вашем письме, который подтвердил информацию, что тело Вашего сына — Алексея Анатольевича — было направлено в северокавказский военный госпиталь. Оказать помощь в поиске тела Вашего сына на территории России Генконсульство не может. С уважением, С.Крамаренко».
— Я тогда звонил и в Администрацию Президента, но оттуда меня переадресовали в Министерство обороны, где заявили: «Раз он не военнослужащий, то вопрос не к нам». В ФСБ тоже сказали, информацией не располагают. И в таком неведении я пребывал пять суток. Когда через десятые руки узнал, что тело сына в морге Ростова, попытался прорваться туда. Но меня почему-то не пустили. Только благодаря помощи простых людей я смог с почестями, через 13 дней после гибели Леши, похоронить сына в открытом гробу. И это, наверное, чудо, потому что даже следов тления и запаха не было. Как будто уснул...
— Как тела погибших доставляют на родину? Кто за это отвечает?
— По моим сведениям, всех погибших россиян доставляют на родину, в Украине никого не оставляют. Вроде добровольцы подписывают с кем-то договор, по которому они могут рассчитывать в случае гибели на доставку тела в Россию, в случае ранения — на переправку бойца в российский госпиталь. Но подтвердить достоверность этой информации я не могу. Так что если кто-то не может найти своего близкого, пропавшего на войне, можете обращаться в морг Ростова. Туда доставляют всех. Другое дело, как мне было сказано представителями Донского казачества, погибшего могут кремировать там же, даже без опознания, чтобы лишний раз не заморачиваться поисками родственников.
В завершение беседы мужчина неожиданно попросил меня:
Если можете, не указывайте фамилию моего сына в материале. И ему и нам нужен покой. Вы не представляете, что мы вынесли в первые дни. Я уж не говорю о семье погибшего Ждановича. У дверей их квартиры и на кладбище круглосуточно дежурили украинские журналисты, выпытывали информацию. Просто дайте нам все это пережить... Никто и ничто не вернет нам наших близких. Будьте милосердны... Да и нашему государству это ни к чему...

«На Украину больше не вернусь. Надо жить дальше»
Здесь, в Москве, мы можем сколько угодно рассуждать о смерти, потому не сталкиваемся с ней так близко, как те, кто сегодня воюет на Донбассе.
Мы связались с двумя добровольцами из России. Было важно их мнение — о страхе перед смертью, о чем думают люди, когда рядом погибают их товарищи, о чем говорят перед боем и что заставляет людей возвращаться обратно, в Россию, не дожидаясь окончания войны.
Андрей Кузнецов. Позывной «Ганс». Родом из Тихвина Ленобласти. 17 июля на своей страничке в соцсети он оставил запись: «Вернулся...».
— На Донбассе я провел почти два месяца. Вернулся обратно, так как получил серьезные ранения — травму колена, контузию, левостороннюю пневмонию. Ну какой из меня теперь вояка?
— И многие добровольцы возвращаются?
— Примерно четверть возвращается — люди быстро понимают, что война не для них. Другие покидают Донбасс, чтобы сделать передышку, грубо говоря, в отпуск. Кто-то уезжает из-за серьезных ранений.
— Поток добровольцев из России на Донбасс сегодня уменьшился?
— Не уменьшился. Подавляющее большинство все-таки выдерживают тяготы военной жизни и служат достойно. Отсев, конечно, присутствует. Отправляют домой людей, склонных к нарушению дисциплины, пьянству или по состоянию здоровья. Сталкивались с мародерами, при мне поймали насильника — но эти люди из местных жителей. С ними в комендатуре поступали согласно законам военного времени...
— Вы-то почему отправились на Украину? У вас вроде сын маленький, жена?
— Я не мог больше смотреть со стороны, как погибают люди. Практически никто из моих близких не знал, куда я уехал. Те, кто знал, моей мотивации не поняли. Многие покрутили пальцем у виска, дурачок, мол, за бесплатно рисковать отправился. Гордился мной только мой 5-летний сын.
— Вы служили в том самом известном батальоне «Восток»?
— В батальон «Восток» я попал после контузии, уже не принимал участия в особо активных действиях. Я заметил там, что командование батальона и бойцы искренне верили в свое дело, бессмысленных потерь не допускали. Мне запомнился молодой парень, кореец, с позывным «Ким». Когда я его последний раз видел, он уже представлял собой состоявшегося бойца. Все время улыбался и совершенно не ждал смерти. И вместе с тем оставался совсем мальчишкой, часто просил меня купить в магазине сливочное мороженое.
— О смерти там часто говорили? Может, кто-то из бойцов просил своих сослуживцев в случае своей смерти передать послание родным?
— Лично я таких разговоров избегал. Все всё без слов понимали. К тому же зачастую народ так физически изматывался, что страх смерти уходил на третий план. Да и вообще на войне о личном, о семье расспрашивать особо не принято. Почти все разговоры касались текущей ситуации и личного мнения о ней. Люди разного мнения об этой войне. Хотя понятие дружбы на войне присутствует. Например, в нашей группе не существовало никаких материальных счетов между собой. Ни разу никто не пожалел последнего глотка воды или куска шоколада для товарища.
— Тем не менее все чаще говорят, что на Донбассе среди ополчения возникают разногласия между командирами? Какая может быть здесь дружба?
— Проблемы с отдельными командирами ополченских группировок происходят из-за отсутствия авторитета. Некоторых командиров там не уважают, ни во что не ставят их же подчиненные.
— Как относятся к Стрелкову?
— На войне — негласный закон: о Стрелкове принято говорить либо хорошо, либо никак. Независимо от личного отношения к нему, все понимают, что он необходим как живой символ, лицо ополчения.
— Вернемся к погибшим. Правда, что многие добровольцы намеренно скрывают свои имена?
— Это не удивительно. Люди не раскрывают своим настоящих имен, потому что опасаются за близких. Угрозы со стороны украинских националистов поступают регулярно. Мне до сих пор пишут. На войне каждому человеку присваивают позывной. Как правило, это прозвище, которое парню придумали еще в детстве, или позывной достался человеку по прошлым местам службы. У кого не было позывного, придумывали. Например, один боец нашей группы каждую свободную минутку пытался вздремнуть. За что получил позывной «Барсук». Сказать сослуживцу свое настоящее имя, значит, показать свое доверие. Но общение по именам почти не присутствовало.
— Как оповещали родственников добровольцев о смерти их близкого?
— Не отвечу на этот вопрос, не в курсе. Точно знаю, что погибших переправляли специальными транспортными колоннами, как положено, в цинке. Все эти манипуляции с телами производили в донецкой и луганской больницах.
— Вы уехали из-за ранения, но вам предлагали остаться?
— Поступало предложение пройти лечение на Украине, но я отказался. Если честно, хотел домой побыстрее. Претензий ко мне по этому поводу не было.
— Вылечитесь — и обратно?
На Украину? Нет, точно не поеду. Для меня война уже закончилось. Надо жить дальше, работать, растить сына. Теперь я точно знаю, как воспитать его правильно.

«Из 150 добровольцев, прибывших со мной, осталось 30»
Мой второй собеседник все еще на Донбассе, потому просил не называть настоящего имени.
— Мой позывной «Камчатка». Нахожусь в Донецке, — начал беседу молодой человек.
— Вы давно уже в ополчении?
— Я не в ополчении. Иначе мы называемся. По местным меркам, не так уж долго — два месяца. Но за это время столько всего произошло, целая жизнь...
— Многое поменялось с того момента, когда вы приехали?
— Многое. Когда я приехал, то увидел децентрализованную, слабо вооруженную махновщину. Сейчас это мощная армия.
— Не возникало мысли уехать обратно?
— Нет. Изначально я ехал сюда и понимал, что останусь здесь до конца. Хотя из 150 добровольцев, с кем прибыл, осталось 30. Большая часть уже вернулась в Россию. Многие уехали в июне, после боев под Снежным. Испугались минометных обстрелов. Не все смогли выдержать ежедневные безостановочные обстрелы. Хотя ребята были с боевым опытом. В основном уехали казаки. У них изначально понтов было выше крыши. А в итоге бежали чуть ли не со словами «нам не любо». С тех пор у нас любимое развлечение — потравить анекдоты про казаков.
— Вы думаете о смерти?
— Думаю только, когда теряю товарищей.
— Многих потеряли?
— Многих. Не до подсчетов. Сотню. А может, уже и тысячу... Я помню Дитриха. Разведчик. Добрый, честный, душевный человек... Фидель верил в Веды и жил соответствующим образом. Душа парень был. Молодой. Чистый. Я бы, не раздумывая, отдал бы жизнь за него. Он погиб под Луганском... Хакас — пэзээркэшник был. Моего возраста, молодой. Еще в лагере вместе тренировались. Православный парень, до буквы исполнял все заветы и других заставлял.
— Они делились с вами сокровенным?
— Люди делятся на войне сокровенным только в минуты тишины или перед тем боем, когда знаешь, что можешь не вернуться.
— Погибших на войне поминают?
— Мы всех вспоминаем добрым словом. Но не поминаем стаканом водки.
— Родным погибших сообщают печальную новость?
— Родным есть кому сообщить. Информацию никто не скрывает.
— Кто-то из тех, кто уехал обратно в Россию, потом вернулся на Донбасс?
— Я знаю, что многие уехавшие все-таки решили вернуться. Но пока еще не приехали. Но добровольцев здесь по-прежнему хватает. В основном они и воюют. Местным уже не доверяют особо. Помните, говорили, что в добровольцы не берут «сомнительных элементов» — судимых людей например. Так вот что я вам скажу — таких здесь полно. Я их называю — люди с богатой судьбой. Скажу вам прямо — в итоге они оказались лучшими боевыми товарищами, как ни странно.
— На стороне украинской армии воюют люди из России?
— Я не видел. Да и с солдатом украинским столкнулся лишь один раз. Пленный снайпер был у нас. Молился постоянно. Маму звал. Доктор нашего отряда подлечивал пленного. Отпустили его в итоге. Но предупредили: «В следующий раз попадешься, руку отрубим». Мы же все-таки вежливые люди.
— Ваши близкие знают, где вы сейчас?
— Я не сообщал родным. Лишнее это. Поэтому вы мое имя не называйте. Я особо не скрываю ничего, но все же...

«Пока сам тела не увижу, не поверю, что погибли»
Дмитрий Бабич — волонтер из Санкт-Петербурга.
На днях вернулся из Донбасса.
Вот что поведал Дмитрий о свое последней поездке и о том, как доходит информация о погибших до родственников.
«Наш гуманитарный груз сопровождал доброволец из Москвы Дима с позывным «Малыш Балу». Высокий, худой, вечно в кепочке и джинсах. За плечами этого человека десятки, если не сотни спасенных жизней.
Первый раз я с ним познакомился чуть больше месяца назад. Дима тогда был в штатском — длинный, худой, в извечных джинсах, в болтающейся разгрузке на голое тело, с постоянной кривой усмешкой на небритом лице. Он производил, мягко говоря, несерьезное впечатление. Кто-то из приехавших с нами даже принял его за наркомана. Мы с ним практически не разговаривали. Но я становился невольным слушателем его переговоров — телефон у Димы никогда не замолкал. Складывалось впечатление, что он нужен всем. В какой-то момент я начинал понимать, в каком аду постоянно находился этот усталый, невыспавшийся человек.
Когда мы прибыли в Донецк, Балу приехал к нам навстречу на простреленной машине.
— Это у меня уже третья машина, — пояснил Балу. — Вторая получила выстрел гранатомета под жопу. Еле уехал. — На мой вопрос, как же ты выжил, Балу ответил:
— Я родился в рубашке. Одна московская святая меня благословила. И каждый раз, когда должно произойти что-то ужасное, я засыпаю. Через несколько секунд просыпаюсь, когда уже все кончилось, — целый и невредимый. Так и тут — за пару секунд до взрыва я просто заснул. А после взрыва очнулся и на оставшихся в целости двух колесах уехал!
В какой-то момент я заметил, что на Балу нет лица. Ведет себя странно.
— Извините, я сейчас несколько не в своей тарелке, — вдруг бросил Дима. — У меня друзья только что погибли.
Я не стал его больше ни о чем спрашивать.
Телефон его не умолкал. Вот какой разговор я запомнил:
— Я точно ничего не знаю, — кричал Балу в трубку. — Пока сам тела не увижу, ничего не скажу. Да, наша разведгруппа выдвинулась в «зеленку». За ними, кто-то видел, пошли укропы. Из наших только один раненый в живых остался. Но я пока тел не видел. Командир там все сам перепашет, но найдет — это его близкие были...
Потом другой звонок. На том конце провода рыдала женщина. Громко, даже я услышал. Насколько я понял, это была жена одного из погибших ополченцев. Балу сказал ей то же самое, мол, пока тела не увидит, будет считать, что никто не погиб. Следом — еще один звонок — снова рыдающая женщина. Он ей говорит:
— Да живой твой, да. Живой остался. Ранен, но не смертельно. Поправится. Ребята его оттащили, он уже в больнице прооперирован. Все хорошо будет.
Потом Балу позвонили из лагеря беженцев. Сообщили, что пришла информация о том, что расстреляли 10 автобусов с беженцами, которые направлялись из Луганска. Почти никто не выжил. А в лагере многие ждали родственников на этих автобусах. Поднялись дикий плач, вой, истерика по всему лагерю.
Балу орал в трубку: «Найдите мне того, кто это сказал, я сам его расстреляю».
Это я вам рассказал примерно полчаса из того, что происходило.
Балу в таком режиме живет постоянно.
Наверное, так узнают о погибших на войне...»

«Как искать родных человека, если известен только его позывной?»
Несколько недель назад в Интернете появилась информация, что в России создается фонд помощи семьям российских добровольцев, погибших на Донбассе.
Мы связались с руководителем проекта Анатолием Несмияном:
— Фонд помощи мы организовали, но оказалось, что там не так все просто. Сложности возникли сразу — невозможно найти семьи погибших. Многие люди, которые пошли на фронт, сразу взяли себе псевдонимы. Большинство из них не предупредили своих близких о том, что отправляются на Донбасс. Никаких адресов и фамилий они не называли даже командирам той части, куда попали. Учета личного состава по погибшим нигде нет. Раньше середины августа проект не запустим. Конечно, нам звонят родственники, знакомые пропавшего человека. Но мы даже не можем определить, на войне пропал мужчина или нет. Если удастся найти точные данные о погибших, мы опубликуем счета семей.
— Разве при отборе добровольцев не спрашивали их данные?
— При отборе, возможно, и спрашивали. Но уже на месте, если человек сам хотел, он рассказывал о себе. Если не возникало такой необходимости — молчал. Учета вновь прибывших не вели. Это же не армия, где есть учет личного состава, кто уходит из подразделения, кто приходит. На Донбассе все упрощенно. И как искать родных человека, у которого позывной «Хмурый», если мы даже не знаем приблизительно, из какого он города. В этом случае придется опрашивать его сослуживцев, которые, может быть, скажут, откуда родом погибший. Потом придется работать по городу, что тоже непросто. Мы понимаем, что не сможем всем помочь. Но если охватим 10–30 семей, уже удача.
— Выходит, родственники тоже не смогут найти пропавших?
— Тоже не смогут. Это проблема не регулируется ни властями, ни законодательствам...
— Ну вы же с кем-то из родственников погибших уже общались?
— Недавно в Питере прошла панихида по погибшим в Донбассе. Собралось порядка 10 родственников. А погибших — около 15 человек. Кто эти пять человек — неизвестно. Даже не знали, кого поминать. Установить имена всех погибших на войне будет очень сложно, на это уйдет много лет. И я не испытываю особых иллюзий, что нам станут известны все имена. И закон о соцгарантиях семьям погибших тоже никогда не примут. Россия не признает добровольцев участниками боевых действий.
...Два месяца назад я общалась с неким Дмитрием. Он рвался на Донбасс. Но его не приняли в добровольцы.
— Не хочется встречать старость безыдейно, — рассуждал тогда мужчина. — Я давно уже подал заявку в добровольцы, но ответа все нет. Мне дали понять, что в первую очередь на войне нужны люди определенных профессий, с нужными спецнавыками. Сейчас я пытаюсь связаться со своими друзьями, которые ушли воевать, но не получается. Многие удалили свои странички из соцсетей или поменяли данные. Придумали себе новые имена. По приезде в Украину сразу выбросили сим-карты, большинству из них посоветовали не афишировать, что они из России, поэтому ребята представились белорусами. Вот только как их теперь искать, если даже родственники моих приятелей ничего не ведают об их судьбе?..



http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:http://www.mk.ru/social/2014/07/24/pogibshikh-na-ukrainskoy-voyne-rossiyskikh-dobrovolcev-nikogda-ne-opoznayut.html


еще копия этого материала:

http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:98G1vUPBEGEJ:www.altairegion.ru/news/274926+&cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ua&lr=lang_en%7Clang_ru%7Clang_uk
http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:http://www.altairegion.ru/news/274926

--------------------------------



фоточки

---


+ Оправдания Опровержение в МК:

Опровержение
Сегодня в 12:29, просмотров: 6888
В материале «Безымянные российские солдаты украинской войны» («МК» от 25 июля), к сожалению, были допущены искажения фактов и грубые неточности, а также приведены фотоматериалы, которые не соответствуют действительности.
Редакция «МК» не исключает, что источники информации намеренно оперировали сведениями, которые могут быть расценены как провокационные.
Приносим свои извинения тем, чьи чувства и репутация были задеты публикацией материала.
Сотрудники «МК», виновные в появлении материала, содержащего непроверенные данные, подвергнуты строгим административным взысканиям, вплоть до увольнения.
Редакция «МК»

Такие дела.


Война РФ против Украины, часть 209


Хроники войны РФ против Украины, июль 2014 года

Перебежчик и хипстер-артиллерист

Объявился перебежчик из армии РФ - военнослужащий срочной службы Вооруженных сил РФ Андрей Балабанов. Прибыл на украинскую границу из-под Самары.
Очень жаль, что не сообщил номер своей В/Ч, имя командира своей в/ч или непосредственного командира, место дислокации (т.е. куда их в/ч была переброшена).

Видео СБУ (24.07.2014 г.):


- Строковик російської армії підтвердив, що Росія переправляє...
Служба безпеки України
Опубликовано: 24 июля 2014 г.
Військовослужбовець строкової служби Збройних сил РФ Андрій Балабанов засвідчив, що російська сторона направляє на територію Донецької та Луганської областей кадрових військових фахівців, озброєння та броньовану військову техніку.
За його словами, він залишив місце служби на знак протесту проти агресії Росії стосовно сусідньої держави. Російський солдат дістався України у липні ц.р. з наміром просити політичного притулку.

Пер.:
Срочник российской армии подтвердил, что Россия переправляет ...
Военнослужащий срочной службы Вооруженных сил РФ Андрей Балабанов показал, что российская сторона направляет на территорию Донецкой и Луганской областей кадровых военных специалистов, вооружения и бронированную военную технику.
По его словам, он покинул место службы в знак протеста против агрессии России в отношении соседнего государства. Русский солдат достался Украине в июле с.г. с намерением просить политического убежища.

Парень волнуется, конечно, да и читает явно заученный текст или даже по суфлеру.
Жаль что мало конкретных деталей.


Впрочем, другие олухи военнослужащие РФ "палят контору" в ВК и прочих соцсетях ещё убедительнее, показывая как именно российские ракетчики и артиллеристы (не говоря о всяких спецназах ГРУ и погранвойск) помогают копрочленцам Новососсии регулярно, преимущественно по ночам, обстреливая позиции украинских частей, пытающихся блокировать границу. Обстрел ведется полевой артиллерией и РСЗО. Наведение - по разведданным, передаваемым с БЛА (предположительно типа "Орлан-10").
Вот характерный пример - артиллерист Вадик Григорьев хвастается тем, как они по ночам ебошат по Укропии. Боец служит в отдельной артиллерийской бригады, вооруженной гаубицами "Мста-Б", РСЗО и самоходными ПТРК. Этот персонаж - номер расчета батареи гаубиц "Мста-Б".

Российский солдат в соцсети похвастался ночной «долбежкой» Украины (фото)
20:12 23.07.2014
Солдат армии России Вадим Григорьев на своей странице в соцсети «ВКонтакте» (оперативно была удалена, копия сохранена здесь) опубликовал доказательства атаки территории Украины со стороны России.
Так, Григорьев  в среду, 23 июля, в 14:19 опубликовал пост «Всю ночь долбили по Украине».
К посту он прикрепил две фотографии.
Ранее, 19 июля он публиковал фотографии вместе с сослуживцами, написав, что они уже две недели «в полях немытые» находятся на границе с Украиной.
Фотографии Григорьева во «ВКонтакте» привязаны к карте, и судя по информации, были сделаны в Матвеево-Курганском районе России.
Напомним, Украина неоднократно фиксировала обстрел своей территории со стороны России.
Так, ночью 23 июля с территории России дважды из «Града» обстреляли позиций сил Антитеррористической операции в приграничных районах.

по ссылке - много фоточек.
копия выпиленной странички в ВК храброго артиллериста Вадика Григорьева: РАЗ и ДВА.
архив фоточек со страницы Вадика (спасибо тов. Юлию Чиркову): https://yadi.sk/d/G9SJiLpuXCsGr


Да, кстати, и знаменитая бойня 11 июля якобы Градами позиций 79-й и 24-й бригад украинской армии в районе Зеленополья (погибло по разным оценкам от 60 до 79 военнослужащих ВСУ) скорее всего была устроена отнюдь не копротивленцами Даунбасса, а именно российскими военными. И не факт что удар был нанесен именно только РСЗО "Град" - снаряды ложились в цель очень точно, очень кучно. Значит была произведена предварительная разведка места расположения украинских военных (возможно с использованием БЛА), возможно во время удара неподалеку находился артиллерийский корректировщик. Думаю это был массированный ракетно-артиллерийский удар - т.е. РСЗО типа "Град" или "Ураган" и ствольной артиллерией (например теми же гаубицами "Мста-Б").

Сам Вадик (или его приятель) сообщал, что на границе с Украиной они "находятся уже две недели" (то есть с 10-11 июля). Интересное совпадение. Ведь именно со второй недели июля и начались ракетно-артиллерийские удары с российской территории по позициям украинских войск, находящихся в приграничной полосе. Обстрел украинских военных под Зеленопольем был первым зафиксированный случаем.

           Очевидцы рассказывают о бойне под Зеленополье - Чрезвычайные новости, 17.07

Вот еще пример. Боевые машины РСЗО "Град" ведут обстрел украинской территории из района н.п. Гуково (РФ), 16 июля 2014 года. Снято местным, гуковским, уебаном. Слава уебанам рашки! Благодаря им мы узнали много нового о войне Хуйлостана против Украины:


- Обстрел Градом украинских солдат с территории РФ! Гуково
EuroMaydan
Опубликовано: 16 июля 2014 г.

Обстрелы ведутся и с украинской территории, о чем уже не раз сообщали украинские пограничники. Например несколько боевых машин РСЗО "Град" заезжает из рашки на расстояние от 500 м до 2-3 км на украинскую территорию, быстро подготавливается огневая позиция, производится топопривязка и т.п. процедуры, машина (машины) дают залп по украинской территории, потом убираются обратно в рашку.

Идет война, ребята. Идет настоящая война. Это не АТО против копрочленцев Новососсии, это война Украины с РФ. Пора уже отказаться от употребления термина "АТО".


понедельник, 21 июля 2014 г.

Война РФ против Украины, часть 208


Хроники войны РФ против Украины, июль 2014 года


Странный случай на российско-украинской границе. 16 июля в украинских блогах и СМИ появилась такая информация:

14 июля во время пересечения украинско-российской границы, как доложили разведанные: пересекало границу 10 человек все были вооруженны, было принято решения нанести минометный удар, в ходе чего вооруженное формирования было полностью уничтожено.
Двоих опознали по документам.

Александр Воронов
Родом из села Беляйково, Нижегородская область, РФ.
2010-2014 → 8 отдельная мотострелковая бригада.

Армен Давоян
Родом из Нижнего Новгорода.
Военная часть: Россия, 2012-2014 → 6795-29 отряд спецназа, г.Уфа. 29 ОСН «Булат» ВВ МВД России.
Сегодня родным и близким Армена пришла повестка:
"Армен Давоян, служащий по контракту в армии РФ, погиб во время исполнения своих обязанностей".

Александр Воронов (слева), Армен Давоян.

на фото - А. Давоян.

Кто были остальные восемь погибших, история умалчивает. Возможно все они были без документов. Таким образом (опираясь на украинские данные) можно предположить, что военнослужащие ВС РФ, Воронов и Давоян обеспечивали незаконное пересечение границы 8 неизвестных вооруженных людей, предположительно добровольцев или наёмников, пробиравшихся на Донбасс.


Российская реакция последовала почти сразу. Якобы военнослужащие РФ погибли на территории РФ от огня, открытого с украинской территории. Да и вообще они "спасали беженцев" (вооруженных?!). Вот например, материал в "КП", который впрочем вскоре был выпилен:

Российские солдаты погибли под Луганском, спасая беженцев
Александр ИНЕШИН (сегодня 14:30)
Военные действия на Юго-Востоке Украины унесли уже сотни жизни. Среди них не только солдаты нацгвардии Незалежной и ополченцы с Донбасса, но также много мирных жителей Донецка и Луганска. Скорбный список на днях пополнился и фамилиями российских военных, которые несли службу на границе.

В понедельник вечером 14 июля сразу две семьи в Нижегородской области получили страшную весть: их близкие, служащие по контракту в армии, погибли во время исполнения своих обязанностей...

На западную границу 23-летний Александр Воронов из села Беляйково и 21-летний Армен Давоян из Нижнего отправились вместе. Руководство поставило задачу: защищать рубежи России, пресекать провокации боевиков нацгвардии и всячески помогать беженцам. Понятно, что оба парня были на хорошем счету, иначе бы их не отправили в одно из самых наряженных сейчас мест в мире.

Армен Давоян родился в Нижнем. Сразу после школы в 2011 году призвался на военную службу в спецназ. Вернувшись домой, парень понял, что лучше всего в жизни он умеет защищать Родину. Поэтому практически сразу же вновь вернулся в ряды Вооруженных войск.

Александр Воронов призвался на службу чуть раньше своего товарища. Еще до знакомства с Арменом, Саша два года «оттрубил» в учебке в войсках радиационной, химической и биологической защиты в Костромской части. С 2010 года продолжил службу в 8-й отдельной мотострелковой бригаде. Побывал несколько раз в Чечне.

25 июня 2014 года Армен и Саша вместе с другими ребятами отправились на границу с Украиной в Ростовскую область.

- Некоторые называют наших солдат террористами, а они поехали туда мирных людей спасать, - негодует друг Армена Дмитрий Фролов.

На счету нижегородских парней действительно немало спасенных жизней. Это подтвердит каждый, кто бежал из огненной Украины в Россию. Переселенцы, в том числе и те, что прибыли в Нижегородскую область, описывают одну и ту же страшную картину: "Мы бежали, по нам стреляли, российские солдаты нас закрывали собой…" Днем 14 июля история вновь повторилась.

- Несколько десятков мирных граждан пересекали границу России, в то же время начался минометный обстрел территории, - рассказал «Комсомолке» один из военнослужащих, ставший свидетелем гибели ребят. – Армен, Саша и еще несколько парней замыкали цепочку… Осколки от снаряда, разорвавшегося рядом, их «срезали».

Нижегородцы скончались на месте. Пострадал ли кто-то из их товарищей, пока неизвестно.

- Три дня назад я разговаривала с Сашей. Спрашивала его, не хочет ли он жениться, завести детей? - вспоминает подруга Воронова Елена Соломатина. - Но он сказал, что нет времени, что полностью загружен военными действами. Саша был человеком, который не думал о себе. Всю свою жизнь он посвятил защите Родины. Мы будем помнить тебя, Саша!

Две недели назад в полевых условиях Александр Воронов отпраздновал свой 23 день рождения. Армен не дожил до своего 22-летия чуть меньше месяца.

В настоящее время родные и близкие Саши и Армена ждут информацию о том, когда тела их любимых доставят в Нижний Новгород. У Саши в Беляйкове осталась бабушка, которой сейчас все, кто знал ее внука, собирают материальную помощь и всячески помогают. В том числе и морально.

У Армена в Нижнем остались родители и три младших брата.


Сообщения о гибели российских военнослужащих были и в других рашкаСМИ. Однако довольно быстро сведения об этом инциденте были замяты. Какбэ ничего и не было... и никто какбэ и не погиб...

Впрочем информация о гражданине РФ Давояне была опубликована и на нижегородском сайте. Там она до сих пор висит. Вот, например, материал, который появился 15 июля:

Нижегородец погиб на границе с Украиной
С порталом ProGorodNN связался друг погибшего Дмитрий Фролов и рассказал о случившемся
14 июля в ходе минометного обстрела на границе с Украиной погиб сормович Армен Давоян. О случившейся трагедии ProGorodNN рассказал Дмитрий Фролов, близкий друг семьи.

История друга. «Мой друг, Армен Давоян, родился в Нижнем Новгороде. Закончили школу мы вместе, в 2011 году. Потом он пошел на срочную службу. Вернулся, некоторое время погулял, снова решил вернуться в армию. Устроился по контракту в разведку. 25 июня он отправился на границу с Украиной, в Ростовскую область. Что было дальше, мы не знаем и сказать не можем. Все его связи с семьей были потеряны. Он не звонил, никто не знал, где он».

Трагедия. «Вчера в 10 вечера позвонили семье Армена. Он погиб. Сказали, что он попал под минометный снаряд в районе 11-12 часов дня. Когда привезут его тело домой, пока неизвестно. Сказали только, что сейчас ведется расследование этого случая. Мы не знаем, когда сможем его похоронить».

Семья погибшего. «Армен был хорошим человеком, очень добрым. Всегда старался помочь, был отзывчивым. Готов все отдать ради друзей. Сейчас семья в шоковом состоянии. Родные и друзья даже не подозревали ничего. У Армена остались родители и три младших брата». (...) 

Автор: Анастасия Евдокимова
15 Июля 2014, 17:13

Фотографии с нижегородского сайта:

  
....

В общем дело о погибших российских солдатах на границе замяли...


* * *


Есть и другие, довольно любопытные сведения. С начала июля, по сообщениям от местных жителей, бойцов украинских силовых структур именно в Луганской области появилось некоторое количество "зеленых человечком" - именно российских военнослужащих, а не боевиков болотовской "ЛНР", "РПА", "батальона Призрак" и т.п. колорадских вооруженных формирований.

Обычно их описывают как молодых людей в возрасте 20-25 лет, в обмундировании российских ВС, но без опознавательных знаков. Калорадских боевиков все меньше и меньше, зато, как говорят, численность вот этих зеленых человечков только растет. Чем занимаются на Луганщине зеленые человечки можно только догадываться (разведывательно-диверсионная деятельность ? боевая подготовка калорадских боевиков ? артиллерийская разведка и корректировка огня ?).

Иногда доходит до смешного - сами зеленые человечки отписываются в соцсетях! Вот, например, вчера, в Попасная (Луганская область). Достоверность сложно проверить, но тем не менее (не исключено, конечно, что мы имеем дело с обыкновенным школоло):

‏@GirkinGirkin
https://vk.com/sniper_dimka 
я русский солдат, развед группа. ... вот только в #Попасной нашу группу отрезали...И сюда мы не просто так прибыли.
21:21 - 20 июля 2014 г.

‏@GirkinGirkin
Спецназу РФ плохо в Попасной
https://vk.com/sniper_dimka :
Нужна инф, на ул мироновской что происходит? Нам нужно выбраться 
25 minutes ago
22:05 - 20 июля 2014 г.


Российских солдат на Донбассе нет ?..


суббота, 19 июля 2014 г.

Война РФ против Украины, часть 207


Хроники войны РФ против Украины, июль 2014 года


В Украине "потерялся" военнослужащий вооруженных сил РФ, гражданин Балобанов

Взят в плен солдат-срочник ВС РФ Андрей Балобанов.
Радиотелефонист 7-й мотострелковой роты в/ч 65349 (23-я ОМСБр), Центрального Военного Округа (ЦВО) ВС РФ.


в/ч 65349 - это 23-я отдельная гвардейская мотострелковая Петракувская дважды Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого бригада (23 ОМСБр), дислоцированная в п. Кряж Самарской области.

Что солдатик из Самарской области делает на Украине? Хм... В отпуск приехал, да? :)


( в вольном гугло-переводе с украинского ):

Почему никто не спасает рядового Балобанова
ВИТАЛИЙ ПИРОВИЧ
18 ИЮЛЯ 2014 12:10
Вчерашняя трагедия с Боингом-777 совершенно затмила одно из важнейших событий войны Украины с Россией на Донбассе - в украинском плен попал рядовой Вооруженных Сил РФ Андрей Балобанов
К трагедии с Боингом полуофициальная информация о плен российского солдата тянула на сенсацию. Первым об этом сообщил член группы "Информационный сопротивление" Дмитрий Тимчук, который написал: "В Луганской области военнослужащими 51-й отдельной механизированной бригады из состава сил АТО взят в плен российский военнослужащий - солдат срочной службы ВС РФ (" зеленый человечек ")". Тимчук стал первым и последним, кто сообщил об этом событии. Впрочем, Еспресо.TV удалось получить инсайдерскую информацию с полным данным пленного , которым оказался 19-летний радиотелефонистом из Омской области Андрей Балобанов. А пользователи соцсетей нашли его с торинку ВКонтакте .
Итак, Украина получила живой и безоговорочное доказательство непосредственного участия российских военных срочников в боевых действиях на Донбассе и в то же время об этом молчат и официальный Киев, и официальная Москва. Если исключить какие-то закулисные международные игры, то такое поведение со стороны Киева объяснить трудно. Получив живое доказательство и свидетеля уже вчера в Киеве должна была состояться пресс-конференция с участием Балобанова как минимум для послов западных стран, а еще лучше - для западных и украинских СМИ. И то, что на первых страницах всех газет сегодня Боинг-777 этом не мешает. Украина наоборот должна приложить максимум усилий, чтобы доказать миру очевидную для украинского дело - российские военные на Донбассе и сбит Боинг - это две повьязаны между собой вещи.
Молчание Киева в такой ситуации вообще выглядит преступным промедлением и вообще не понятно, почему в руководстве государства, где одним из топ-менеджеров выступает бывший медиамагнат Борис Ложкин, так плохо работает над созданием в мире имиджа России как спонсора терроризма. Почему россияне не скупятся на проплату своих "отмазок" в мировых СМИ, снимают целых депутатов парламентов европейских стран, которые ретранслируют их пропагандистскую ахинею, а в Украине никто этим вообще не занимается? 
С другой стороны, молчание Москвы по рядового Балобанова объясняется просто - сейчас в Кремле уже придумывают "легенду" (или придумали, а мы дали им на это время) - или о том, что ни рядового Балобанова в природе не существует, или о том , что украинские специалисты пробрались на территорию России и похитили бедного мальчика, чтобы шантажировать Россию по делу Надежды Савченко. И чтобы не говорил Балобанов - это будет объясняться в случае легенды "его нет" - ложь СБУ, в случае угона - заговорил под пытками. И поверят в эти легенды в мире Путина не интересует, главное объяснить все россиянам. Впрочем, и в мире русский мифотворчество может найти благоприятный отзыв, хотя бы потому что там зададут Украины логичный вопрос - а почему вы так долго тянули с демонстрацией пленного? Что-то "мутили"? 
Может быть и еще одно объяснение молчание по поводу рядового Балобанова. Это настолько весомое доказательство участия войны России против Украины, если его предъявить, то у Путина не останется йншого выхода, как пойти на открытое вторжение, ведь российский миф не предусматривает отступления. А Украина официальная война с Россией не нужна.
И последнее - Балобанов срочник, то есть человек-раб. Срочников Россия использовала в первой Чечеський войне. Их трупами просто забросали Грозный. Появление срочников на Донбассе может означать только одно - дела русских террористов на Донбассе очень плохо, ведь, профессионалы уже не рвутся туда умирать даже за большие деньги ...

- - - 

Обеспокоены и удивлены (и не зря) и соотечественники (см. также скриншоты выше)

На Украине взяли в плен омского солдата
18.07.14 13:59
Под Луганском украинские военные взяли в плен солдата-срочника из российских Вооруженных сил. Им оказался 20-летний радиотелефонист из Крутинского района Омской области.
По информации украинских СМИ, вчера, 17 июля, под Луганском был взят в плен 20-летний солдат из села Паново Крутинского района Омской области Андрей Балобанов. Молодой человек служил в сухопутных войсках России и был радиотелефонистом в седьмой мотострелковой роте.  
Почему парень оказался на Украине, пока неизвестно. Предположительно, он мог уйти в официальный отпуск, для того чтобы уехать служить на Украину.
В Омском областном военкомате пока подробных разъяснений дать не могут, однако в ведомстве подтвердили информацию, что военнопленный действительно проходил военную службу в Российской армии и в увольнение он пойти не мог. 
РИА «Омск-Информ»


update, дополнительные материалы про бойца Балобанова:

Омского срочника Андрея Балобанова хотят обменять на украинского летчика Надежду Савченко
13:47, 20 июля 2014
Несмотря на то что в войсковой части, где служил Балобанов, еще не подтвердили и не опровергли сообщение о его пленении под Луганском, со стороны Украины уже поступило сообщение на обмен. Срочника из Крутинского района Омской области Андрея Балобанова хотят обменять на летчика украинских ВС Надежду Савченко.

С подобным предложением выступил пользователь соцсети «ВКонтакте» из Украины Юрий Собченко.

«Предлагаю обратиться, соответственно, к Президенту Украины, Верховному Главнокомандующему ВСУ П. Порошенко и Верховному Главнокомандующему ВС РФ В. Путину с просьбой. ОБМЕНЯТЬ ПЛЕННЫХ - гр. Украины, летчицу Вооруженных Сил Украины Надежду Савченко, которая удерживается в следственном изоляторе РФ на гр. Российской Федерации - плененного рядового Вооружённых сил РФ Балобанова Андрея Сергеевича», - пишет Собченко (орфография и пунктуация автора. - Прим. ред.).

Данное открытое предложение к первым лицам государств стремительно распространяется по Сети.

Первым о пленении солдата Российской армии под Луганском еще 17 июля сообщил украинский сайт еспрессо.tv. Информацию «СуперОмску» о местонахождении Балобанова в воинской части, где он служил, предоставить не смогли, так как «сами его ищут».

Летчика украинских ВС Надежду Савченко, по информации следствия, задержали в РФ после того, как она пересекла границу без документов под видом беженки. Между тем, по другим данным, еще в конце июня Савченко попала в плен к ополченцам в Луганской области. В настоящий момент Савченко находится в СИЗО, ей инкриминируется причастность к убийству российских журналистов в Донбассе. 

Владимир Войтович

+++

Родителям сказали: учения идут: Как солдат-срочник из Омской области оказался в украинском плену?
21.07.2014
Сайт «Волынские новости», а за ним следом многие украинские СМИ сообщили о взятии в плен армией Украины в Луганской области рядового российских вооруженных сил Андрея Балобанова, проходившего срочную службу в сухопутных войсках ЦВО.

Первым в России на эту новость откликнулось РИА «Омскрегион»: журналисты выяснили, что 20-летний солдат был призван в армию 8 месяцев назад из села Паново Крутинского района Омской области. Служил в мотострелковой роте в/ч 65349, расположенной в поселке Кряж под Самарой, радиотелефонистом. Сообщение появилось на сайте агентства 18 июля и в тот же день почему-то исчезло, однако информация разошлась по другим областным ресурсам. В частности, еженедельник «Бизнес-курс» выяснил, что еще на прошлой неделе облвоенкомат сделал запрос в войсковую часть о местонахождении Андрея Балобанова, но внятного ответа от командования до сих пор нет.

Как он мог оказаться в Украине, неизвестно. Собкору «Новой» удалось дозвониться до родителей пропавшего солдата. Они — в отчаянии.

— Мы почти каждый день от него получали письма, эсэмэски, часто звонил, — рассказывает Сергей Балобанов, отец. — А потом вдруг замолчал. Последний звонок от него был 12 июня. Все симки, он их часто менял, заблокированы. Звоним в часть, там отвечают: «Не волнуйтесь — их отправили на учения». Но уже почти месяц проходит, и никаких сообщений. Тревожно стало, чувствуем: что-то в части не договаривают. 10 июля пошли в военкомат. Там с нами сначала никто не хотел разговаривать, потом позвонили все-таки в часть. «Чего паникуете? — говорят. — Все в порядке, сын служит». Но почему не выходит на связь? Мы же знаем, что при малейшей возможности он хотя бы весточку нам отправил, что жив-здоров.

17 июля неизвестные лица, назвавшиеся «украинскими представителями», позвонили старшему брату Андрея, проживающему сейчас в Питере, и сказали, что «он попал в плен на ростовской границе». Обещают прислать фото и видео, пригрозили, что «он будет расстрелян, если российская власть не отпустит летчицу Савченко».

— Они и мне каждый день названивают, — говорит Сергей Владимирович. — А я звоню в часть, и командир не знает, где сейчас мой сын. «Не волнуйтесь, мы ищем его, найдем: он находится где-то в Самарской области». Теперь, по их словам, получается, что он самовольно ушел из части. Как же так? Ребенка нет уже столько дней, а они до сих пор не обратились в прокуратуру и скрывают его исчезновение от родителей. Как такое может в армии быть?! 


В самоволку типа ушел, ну-ну.


Тащемта с нетерпением ждем с ним видео-интервью (толстый намека украинцам). Дико интересно будет узнать, что срочник армии РФ делает на Украине. И желаем этому парню благополучно вернутся на родину.
Вообще за последнее время это не первый военнослужащий ВС РФ, который "случайно" оказался на Украине (об этом - с следующем посте). Но этот парень - первый попавший в плен боец вооруженных сил РФ.
Воспользуется ли этим шансом военно-политическое руководство Украины? Залпы из "Градов" с территории РФ (вернее их доказательство - смотри, например видео Стрельбы с "Града", Гуково, РФ, по территории Украины 16 июля сего года), почему-то были проигнорированы.


воскресенье, 13 июля 2014 г.

Война РФ против Украины, часть 206


Хроники войны РФ против Украины, июль 2014 года

Коренные донеччане в составе мегабригады батальона "Восток"
Донецк, июль 2014 года:


- 10 07 2014 Подразделение ополчения Восток
Опубликовано: 11 июля 2014 г.
Колонна боевой техники подразделения "Восток" в Донецке движется на штурм аэропорта


Те же парни, и еще другие парни (нарезка из пары роликов):


- Кто на самом деле воюет на стороне ДНР и ЛНР.
Опубликовано: 11 июля 2014 г.
Донецк 10.07.2014

Нанососсии быть!

***

Еще один коренной донеччанин делится своими соображениями насчет светлого будущего Нанососсии. Парень воевал в батальоне Ходаковского и у Безлера.

"ДНР – фикция. Решения принимают другие"
Свобода.орг, Опубликовано 10.07.2014 15:52
Мумин Шакиров

Доброволец из Армении, воевавший на стороне ДНР, рассказывает, почему решил покинуть Донбасс


Артуру Гаспаряну 24 года. Он родом из Спитака, с 2008 по 2010 год служил в Нагорном Карабахе, принимал участие в спецоперациях, в 2011 году приехал на заработки в Москву. За событиями на Украине следил с осени прошлого года. После появления "зеленых человечков" в Крыму написал письмо в группу в соцсети "Одноклассники" с просьбой принять в команду добровольцев, отправляющихся на полуостров, но получил запоздалый ответ. После событий в Одессе 2 мая, когда при поджоге Дома профсоюзов погибли десятки людей, Гаспарян попросил записать его в группу в соцсети "ВКонтакте" по набору добровольцев в Донбасс и получил положительный ответ. В интервью Радио Свобода он рассказывает об обстоятельствах своего пребывания на Украине и причинах решения уехать оттуда.


– Нас на встречу в районе ВДНХ пришло десять человек, беседовали мы под аркой жилого дома, к нам вышел мужчина славянской внешности в гражданке, он не представился. Первое, что спросил, умеем ли обращаться с оружием, предупредил, предстоит командировка в Славянск, идем на верную смерть, за мародерство расстрел на месте, кстати, неоднократно в этом убеждался, попав на Украину. Двое сразу передумали и ушли.

– Деньги обещали?

– Ни суточных, ни командировочных, только бесплатное питание, обмундирование, оружие и гарантия, что тела привезут в Ростов и отдадут родственникам, если, конечно, найдут. Было жесткое требование уничтожить все записи в аккаунтах, вообще убрать все личные данные из социальных сетей, что я и сделал – ликвидировал записи "ВКонтакте" и в "Одноклассниках".

– Как вы добирались до украинской границы?

– Утром 12 мая наша группа села в две легковые машины, взяли курс на юг, через сутки приехали в Ростов. Водители тоже оказались добровольцами, кстати, один из них погиб. Нас привезли на "базу", домики у речки, рядом лес, "зеленка", адреса не знаю, у нас отобрали дорожные карты, телефоны, личные вещи мы сдали под роспись, переоделись в выданную робу.

– Сколько времени провели на "базе"?

– Почти две недели. Каждый день приезжали все новые и новые ребята, к концу срока нас набралось человек сто. Ни дня не отдыхали, армейский режим: подъем, пробежки, завтрак, тренировки, ориентирование на открытой местности, в лесу, отрабатывали жесты.

– Что за жесты?

– Нас учили общаться жестами и знаками, чтобы опознать друг друга, бесшумно разговаривать ночью, давать команды – назад, вперед, стой, ложись, опасность и т. д. Теперь могу руками разговаривать, как глухонемой. Этому обучал нас инструктор в гражданке, он, как и все большие и малые начальники, – не представился. Мы не знали настоящих имен друг друга, только позывные, до сих пор не знаю, как зовут многих ребят, которые попали со мной в это пекло и погибли.

– У вас был реальный боевой опыт до Украины? Ведь в Нагорном Карабахе нет большой войны.

– Там в основном перестрелки, пальба из гранатометов и минометов, одним словом, вялая позиционная война. И все же я знал больше о войне, чем некоторые ребята.

– Были ли среди вас русские националисты?

– Нациков не видел, хотя в основном на базе собрались люди славянской внешности, кто они – белорусы, русские или украинцы, не знаю, хорошие, патриотично настроенные ребята, никто из них на меня как на армянина косо не смотрел. С Кавказа было немало мужиков, армяне из Краснодара, из Кривого Рога (Украина), чеченцы чуть позже приехали, с некоторыми ребятами подружился, одного звали "Рыжик", другого "Малой", оба они погибли в тех "КамАЗах".

– Как переходили границу?

– 23 мая ближе к полуночи выехали из "базы", человек сто на военных "КамАЗах". Нас сопровождал проводник на "Ниве", ехали несколько часов, остановились на границе, к нам присоединились еще человек пятьдесят с других "баз", получили оружие: гранатометы, пулеметы, автоматы, пистолеты и гранаты, опять погрузились в машины.

– Вас учили стрелять?

– Среди нас были гранатометчики. Я стал командиром пулеметного расчета, у меня в подчинении было от трех до шести человек. Мою специальность определили по спецкоду в военном билете. Там есть цифры, на которые я не обратил внимание. Когда они звонили, просили открыть конкретную страницу, зачитать код, так они узнали, как меня профессионально использовать. Видимо, с каждым работали отдельно.

– Они – это кто? ФСБ, ГРУ, МВД? Кто эти люди, которые вас встречали, учили, тренировали, переправляли через российско-украинскую границу?

– Я не знаю ни имен, ни фамилий. Люди славянской внешности, все в гражданке. Я даже их лиц не помню.

– Во сколько вы пересекли границу?

– 24 мая под утро. Нас на украинской стороне встречали крупные представители ДНР. Они захватили какую-то воинскую часть в Донецке, наш отряд разместили по казармам. Отсыпались целый день, почистились, привели себя в порядок, на следующий день 25 мая участвовали в том знаменитом параде на "КамАЗах" в городе, где засветились чеченцы. Они давали интервью, стреляли в воздух, позировали перед камерами. Народ ликовал и встречал добровольцев из России, как освободителей. Вечером мы вернулись в казармы.

– Когда попали в первое боестолкновение?

– В ночь с 25 на 26 мая нас подняли по тревоге. В моей группе было три человека, из Москвы, Липецка и Чукотки. Все они погибли. Сели в гражданские автобусы и поехали в аэропорт. Отрядом в сто человек мы вошли в здание, к нам еще присоединились осетины. Пассажиров быстро эвакуировали, сотрудники терминала оставались на своих местах, утром два самолета вылетели, мы не мешали работе авиаслужб. Здание быстро взяли под свой контроль, рассредоточились по этажам, я со своим помощником поднялся на 7-й этаж, на крышу, получил задание взять под контроль вышку, которая была в полукилометре от нас, чтобы никто не мог к ней подойти. Мы поставили пулемет.

– Какой смысл захватывать гражданский аэропорт в Донецке? Ведь линия фронта совсем в другом месте, к примеру, в районе Славянска.

– Чтобы не садились военные борты из Киева. Нам сказали, что никто в нас стрелять не будет, попозируем перед камерами и все. Они увидят нас, испугаются, быстро сдадутся, мы их разоружим, отпустим по домам. Все! Аэропорт наш.

– Они – это кто?

– Украинские военные вокруг аэропорта. Было шапкозакидательство, что, мол, мы такие крутые и все нас боятся. Но получилось с точностью наоборот. В два часа прилетели вертолеты, потом самолеты и стали бомбить порт. Я был на крыше, успел со своим помощником сбежать на 6-й этаж. Была мощная атака, я заметил четыре вертолета и два самолета.

– У вас были ПЗРК?

Наш командующий батальона "Восток" Александр Ходоковский сказал, что бомбить аэропорт не будут, ПЗРК не нужны, мы их оставили на базе. Там были снайперы Ходоковского, бывшие сотрудники СБУ Украины, которые перешли на сторону ДНР. У них винтовки были необычные, я раньше таких не видел, не СВД. Они ушли где-то в час дня, авиаудары начались в два.

– Что происходило на вашем этаже?

– На крыше сразу погиб чеченец, еще двое были ранены. Они стреляли по вертолетам со всего, что у них было. Я вскакивал на 2-3 секунды, стрелял по вышке, откуда снайпера работали по нам. Нас тупо загнали в здание и бомбили со всех сторон. У них по периметру аэропорта стояли зенитки, били по терминалу. Ходоковский наивно рассчитывал, что аэропорт новый, открытый к чемпионату Европы и по нему не будут бить из тяжелых орудий. Были бы у нас ПЗРК, всего этого не произошло бы.

– Вы считаете, это предательство или непрофессионализм?

– Не знаю, мы потеряли много людей. Один из чеченцев, очень смелый парень, разбросал на крыше дымовые шашки и вытащил оттуда своего раненого земляка, затем еще одного. Мы спустились на первый этаж, просто сидели и ждали смерти. Выйти на улицу было невозможно. Кто-то позвонил нашему командиру, его позывной "Искра", в чьем подчинении сто человек, прозвучала команда загружаться в "КамАЗы". Это уже был вечер. Машины стояли внутри, в терминале. Я не хотел лезть в "КамАЗ", понимал, что это рискованно. "Искра" мне сказал: "Будешь обсуждать приказ – расстреляю на месте". Я взял пулемет и поднялся на борт.

– Сколько человек было в "КамАЗе"?

– Два "КамАЗа", где-то по 30-35 человек в каждом. В порту осталась группа прикрытия, они ушли оттуда ночью, пешком, никто из них не пострадал. "Искра" дал команду: выезжаем из терминала и палим во все стороны, во все, что шевелится. Мы сняли тенты, открытые машины, битком набитые добровольцами. Наш "КамАЗ" вылетает из терминала, и мы начинаем стрелять во все стороны, в воздух, кругом открытая местность, проехали по трассе 4-5 километров от аэропорта в сторону города, расстояние между машинами где-то метров пятьсот-шестьсот. Два "КамАЗа" едут и палят без остановки. Страшное зрелище! Правда, я перестал стрелять, увидел, что никого нет вокруг. Когда мы стали въезжать в город, вдруг видим – на дороге стоит наш первый "КамАЗ". Я не понял, почему он остановился. Мимо едут машины, даже люди ходят, это уже окраина Донецка.

– Там были убитые, раненые?

– Мы пролетели на сумасшедшей скорости, я не успел разглядеть, кто-то еще стрелял. Через пятьсот метров из гранатомета подбили нашу машину, снаряд попал под кабину водителя, мы перевернулись. Нам, как оказалось, повезло, мы вылетели с борта, ушиблись, но без переломов. Ту машину, которую подбили первой, добивали из пулеметов перекрестным огнем, по ребятам стреляли снайпера, погибли три десятка человек, не меньше. По нам тоже стали палить откуда-то, я бросил пулемет, схватил одного раненого парня, он был из Крыма, потащил на себе, бежал тупо по дворам. Ко мне присоединился наш фельдшер, у него был автомат, я взял оружие и еще пострелял по сторонам, по крышам и бежал дальше с этим раненым.

– Вы знали, в чьих руках был город?

– Был уверен, что город захватила нацгвардия и нас ищут. Мы вышли на пункт сбора машин скорой помощи, начал палить поверх крыши здания, чтобы привлечь внимание людей. Мой товарищ истекал кровью, у него были прострелены рука и нога. Я кричу врачам: "Спасите его! Лечите!" Девушка говорит: "Успокойтесь, мы свои!" Я говорю: "Какие вы свои?! Вы все такие же предатели, негодяи!" Крымчанина посадили в машину и отправили в больницу. Я персоналу указал, где подбитые машины, туда сразу выехали шесть скорых. Вскоре в больницу стали привозить раненых с подбитых "КамАЗов". Один из наших, которого я встретил, сообщил, что с первого "КамАЗа" выжили только три человека. Паника и ужас. Это уже позже мне рассказали, что один из погибших подорвал себя гранатой, чтобы не попасть в плен к "укропам" (военнослужащие национальной гвардии Украины. – РС). Они же не сообразили, что добивают их свои же. Местным ополченцам, видимо, сказали, что по трассе едут "правосеки" (члены организации "Правый сектор". – РС) на двух "КамАЗах". С "КамАЗа" кричали той стороне: "Мы свои! Куда вы бьете?", а те в ответ: "Какие вы ополченцы? Вы националисты, фашисты и т. д". Почти всех положили, в живых осталось трое-четверо. Потом уже ополченцы подходят и видят: "Ой, своих же положили! Реально свои, георгиевские ленточки..." И начинается: "Братишек убили" и т. д.

– Что стало с вашими товарищами из второго "КамАЗа"?

– Там были чеченцы, у них один погибший, двое ранены, максимум шесть человек погибло, в том числе врач и казак. В больнице, когда пришел в себя, сдал автомат, подъехали представители батальона "Восток" и увезли нас обратно в расположение казарм. Это уже было глубокой ночью.

– Какая информация прошла по официальным каналам?

– По телевизору сообщили, вроде ополченцы вывозили под флагом Красного Креста своих безоружных раненых солдат, а украинские силовики их расстреляли. Тогда еще не знал, что нас подбили свои же. Был уверен, что нацгвардия Украины. Лег спать, где-то в четыре утра 27 мая меня разбудили двое, которые остались в порту из группы прикрытия. Короче, они мне и рассказали, что стреляли свои по своим. Встал вопрос, как жить дальше и что делать? Мы решили бежать ночью, тайком, пешком до границы, обратно в Россию. Нашли гражданскую одежду, переоделись, взяли рюкзаки и покинули часть. С нами был водитель, позывной "Шумахер", он сказал, что у него дядя где-то за Донецком. Шесть человек приехали в частный дом, чтобы переждать момент, переночевать, под утро 28 мая слышим в соседнем доме крики: "Не стреляйте! Не убивайте!" Оказалось, за нами послали наряд.

– Как вас обнаружили?

– Не знаю, возможно, среди нас был предатель. Мы бросили рюкзаки, вещи и опять сбежали. Просто бродили по улицам, без денег, без документов, подошли к городу, к блокпосту, рассказали, кто такие... Нас с этого блокпоста взяли, увезли в Горловку к командиру по кличке Бес. Но это уже другая история.

– Прочему вы сразу не уехали, а остались у Беса на две недели?

– Других вариантов не было. Я не знал, как выйти из окружения. Бес оказался нормальным человеком, профессиональный военный с Горловки, обещал при первой же возможности отправить обратно в Россию. Мы впятером попали к нему. Мы рассказали, что с нами произошло, он сказал, что больше не отпустит нас к "востоковцам". Оставил, чтобы пришли в себя. Потом, кто пожелал дальше воевать, остался, кто хотел уехать, как я, уехал.

– А что вы делали с 28 мая по 15 июня в Горловке у Беса?

– У Беса вновь надел форму, нам выдали оружие, участвовал в нескольких операциях, там порядку было больше, грамотно все организовано. Мы совершали диверсии; тихо подошел, расставил бойцов, взорвал, отбомбил и отошел сразу. Мы взорвали украинскую нефтебазу в Докучаевске. Ночью незаметно подъехали на гражданских машинах, я прикрывал пулеметным огнем наши позиции, гранатометчики из гранатомета палили по нефтехранилищу.

– Докучаевск контролировался нацгвардией?

– Непонятно, кто его контролировал, и те, и другие. Но база охранялась, мы как начали стрелять, оттуда ответный огонь. Но они не видели, куда отстреливаться.

– Зачем взорвали нефтебазу?

– Танки и бронетехника не заправляются.

– Вам же тоже надо заправляться.

– У нас же нет техники. Это потом она появилась у ополченцев, через три дня после того, как я уехал.

– Прямые столкновения были с противником?

– Да, в Карловке. Там как раз линия фронта. Нацгвардия или "правосеки", я их не знаю, увидел в лесу с красными повязками. Мы их выдавили из леса. Они хотели обойти "зеленку" и войти в город Карловка. У нас там засада была. Они как подошли к лесополосе, мы начали стрелять в них, они бросили своих раненых и разбежались. Мы их забрали в наше расположение, там лечили, кого можно было лечить. Бес лично звонил родителям бойцов, но только тем, чьи дети проходили срочную службу, звонил матерям: идите, забирайте своих детей. А остальных, кто из СБУ, "Правого сектора", нацгвардии – они считались военнопленными.

– Как с ними обращались?

– Допрашивали и закрывали их.

– А что из вранья по телевизору вам показалось наиболее наглым и возмутительным?

– Берут интервью у ДНРовцев. ДНР – это на самом деле фикция. ДНР, как я понял, для меня существует в кабинетах этих Бородая, Пушилина, Царева, а решения принимаются в другом месте и другими людьми.

– Некоторые журналисты, кто бывает на Донбассе, говорят, что 20 процентов воюет россиян, 80 процентов – местные ополченцы.

– Я бы сказал наоборот. Большинство русские, чеченцы, ингуши, такие как я, из Армении тоже есть. С местными я общался, они говорят, что от нас требовалось – мы сделали. Я говорю: "Что от вас требовалось?" Они говорят: "Мы же голосовали, а остальное от вас зависит". В смысле, референдум о самоопределении Донбасса, мы воевать не хотим. Один мне вообще сказал: "Я хочу получать свою зарплату, бухать и до следующей зарплаты". Они в основном неопытные, обращаться с оружием не умеют. Никто не служил. Я про Донецк говорю.

– А в Горловке?

– Там 50 на 50, но россияне лучше воюют, все-таки ребята служившие, армия есть хоть какая-то. На Украине 23 года никакой армии не было.

– Почему вы решили это рассказать?

– До сих пор те люди, которые нас, по сути, предали (того, что произошло в аэропорту, можно было избежать, и могло все быть по-другому, если бы все было организовано грамотно), командуют, и добровольцы из России едут к ним. Я хочу, чтобы эти люди поняли, кто будет ими командовать. Я пошел, выжил чудом, мне их жалко. Они еще идут в подчинение таких командиров, как Ходоковский и к другим людям, я всех по фамилии не знаю.

– А мародерства много?

– Мародеры были. Мы их отлавливали и ликвидировали.

– То есть расстреливали?

– Кого расстреливали, кого били. Мародеры в основном местные. Они подходят с пистолетом, представляются от имени ДНР и требуют у людей деньги, телефоны и даже машины.

– Это в Горловке или в Донецке?

– В Донецке. В Горловке Бес контролирует, там порядок.

– А почему ушли от Беса, если с ним было надежно работать?

– С Бесом надежно, но Бес один не может противостоять украинской армии, сопротивление бесполезно, зря отдавать жизнь, зачем? Смотрите, в Донецке сидит больше 1000 человек, грубо говоря, чешут себе я**а, в то время как в Славянске идут бои. А те просто сидят на блокпостах, ничего не делают. Я думаю, почему не отправить хотя бы половину их на помощь? Все бесперспективно, неорганизованно. Там столько командиров... Каждый третий себя объявляет командиром. Какая-то группа свою группу организовывает. Единого командования нет. Я думал, что будет как в армии: строгий режим, организованность, связь, слаженность. Ничего этого не было, поэтому и уехал.

– Как вас вернули обратно в Россию?

– Бес сдержал слово, поблагодарил, дал по 1000 гривен на каждого в дорогу, пожелал успеха и отправил по домам. Со мной поехали три человека, один раненый и двое на ходу. Сели в гражданские машины и через Луганскую область, обходя таможенный пункт, проехали около 150 километров. На российской стороне нас встретили, привезли в Ростов, попали на ту же базу, где прошли подготовку, переоделись, нам дали денег на билет, вернули документы, телефоны и отпустили по домам.

– А почему добровольцам не платили деньги, хотя бы какие-то минимальные?

– Я не знаю, это у организаторов надо спросить, почему не платят.

– С другой стороны, вы гражданин Армении, из другой страны...

– Я даже там под армянским флагом ходил. Есть фотки.

– Погибать за чужую родину как-то...

– Я не считаю Россию чужой родиной. У меня ментальность советского человека. Мои деды воевали за СССР, и я воюю. Я не считаю Россию чужой.


Наивный человек. Пошел воевать бесплатно... а ведь мог и денег попросить, взяли бы.


UPDATE
Воспоминания парня из Армении о "веселых приключениях в Укропии" имело забавное продолжение. Эти воспоминания перепостил известный калорадский блогер Мокрушкин Мокрушин. Результат был вполне ожидаем: ватники в комментах выли (в который раз!) про "это всё ниправда! я вам ни верю вы всё врёти!". Закончилось это тем, что в комментах появился сам автор (Артур Гаспарян):

кликабельно

Забавно, конечно.

Вату еще ждет впереди много-много прозрений и открытий. Например, когда выяснится, что и после знаменитого побоища в донецком аэропорту "герои Новососсии" несли чувствительные потери, по меньшей мере сравнимые (а то и большие) с потерями проукраинских сил.

Впрочем искать информацию о реальных потерях ко-ко-членцев "ополченцов Новососсии" придется, конечно, не в блоге Мокрушина, там на эту информацию наложено табу. (И, конечно, не у известного придурка Рожина-кассада, хорошо известно, что это тот еще мудак, не брезгующий фейками; да, я говорю про ту самую бумажку с астрономическими цифрами потерь проукраинских сил якобы за подписью Авакова). Потери обеих сторон велики, думаю с апреля сего года всего (с обеих сторон конфликта) погибло порядка 1,5-2 тысяч человек. Также пока нет достоверной статистики о потерях мирного населения - это не выгодно обеим сторонам конфликта.