суббота, 23 мая 2015 г.

Пленные русские ГРУшники (часть четвертая)


И еще про находящихся в плену русских ГРУшниках из 3-й обрспн.

Павел Каныгин из "Новой" таки добился своего и сумел взять интервью у русских вояк. Интервью получилось весьма... знаковым.




Видео:


Задержанный в Луганской области сержант Александров
novayagazeta. Опубликовано: 22 мая 2015 г.
Подробнее в материале Павла Каныгина: http://www.novayagazeta.ru/politics/6...



Задержанный в Луганской области капитан Ерофеев. И
novayagazeta. Опубликовано: 22 мая 2015 г.
Подробнее в материале Павла Каныгина: http://www.novayagazeta.ru/politics/6...



краткое содержание интервью


Текст интервью:

«Приказа применять оружие не было»: Спецкор «Новой газеты» Павел Каныгин взял интервью у задержанных россиян Александа Александрова и Евгения Ерофеева
22.05.2015 Теги: днр, лнр, сбу, украина

Павел Каныгин
Специальный корреспондент

Мы публикуем видео этого разговора без изъятий. При этом нужно помнить: люди, которые рассказали нашему корреспонденту свою версию событий, находятся в плену, и мотивация их поступков и подоплека заявлений может быть связана именно с этим. В любом случае, кем бы ни были эти люди: кадровыми военнослужащими, добровольцами, сотрудниками «милиции "ЛНР"», — они являются российскими гражданами, которым нужна помощь — и юридическая, и человеческая.


С задержанными Александровым и Ерофеевым мне дали встретиться тет-а-тет. Россияне лежат в соседних одноместных палатах, по соседству с ранеными служащими ВСУ. Корпус, где лежат россияне, охраняет с полтора десятка людей в штатском. Обоих уже посетили представители ОБСЕ, Красного Креста, психологи и адвокат. Не пришли до сих пор лишь официальные представители России — по международному праву консульские работники имеют такую возможность (и — необходимость).

Александрову день назад завершили сложную операцию на ноге. Пока он не может даже привстать. Но после реабилитации снова будет ходить, как говорят местные врачи, спасшие ему ногу. А Ерофееву оперировали руку — на ней сейчас штатовский аппарат. В обоих случаях угрозы ампутации больше нет.

Часть нашего разговора по просьбе самих раненых идет «оффзерекорд». Оба расспрашивают меня о новостях и реакции в России. Хотя они уже в курсе из бесед с СБУшниками о том, что уволены со службы еще в декабре. В курсе, что их не признает Минобороны РФ, зато называют «народными милиционерами» в «ЛНР». Но до конца не верят в это. Капитан Ерофеев говорит мне, что «все это развод этих в СБУ». И, кажется, не верит даже мне, когда я подтверждаю плохие новости: не признают.

Пару раз я выключаю камеру, оставляя лишь диктофон, потому что не в состоянии такое снимать. Например, когда сержант Александров не может сдержать слез, узнав от меня про сюжет на «России-24». Там его жена Екатерина рассказывает, что Александр был уволен с военной службы еще в декабре 2014 года и она не знала о его поездке на Донбасс.

— Скажи мне, почему так? Я же только приказ, я не террорист… Был приказ! Я же присягу давал Родине! Я же поехал… Скажи, тебе сколько вот лет? — спрашивает меня Александров.

— Двадцать восемь.

— Ну, ровесники, значит. Не знаю, служил ты, не служил. Но ты с России тоже, земляки же мы как бы. Скажи, как такое могло вообще?.. Почему они отказываются от нас?

— Я не знаю, Саша.

— Задание же было! А сюжет этот, ты говорил, на телевидении, там что вообще? Жена там есть или только фотография ее?

— По-моему, она там про вас рассказывает.

— Ну, может это просто только фотография ее?! — Александров закрывает лицо полотенцем. — Почему она такое рассказывает?!

— Саша, может быть, это не совсем она.

— А кто?!

— Я уверен, что она вас по-прежнему любит, но наверное, говорила это не по своей воле.

— Ну почему?! Я же присягал!… Мы с ней вместе, в одной части…

Я не знаю, как реагировать на такое. Не знаю, что вообще тут сказать. В конце интервью Александров просит еще раз передать, что любит Екатерину. Я выхожу из палаты, а сержант со слезами зарывается в вафельное полотенце.

Интервью это я записываю с их согласия. Часть времени при разговоре присутствует  человек в штатском, но затем беседа идет с глазу на глаз. Раненные солдаты хотят, чтобы родственники и друзья увидели их живыми, и не хотят оказаться забытыми. Хотят вернуться домой.


Александр Александров
— Могли бы вы представиться, рассказать немного о себе. Вас зовут Александров Александр?

— Да, Александр Анатольевич. Родился 7 января 1987 года в Южно-Сахалинске. В настоящее время прописан в Кировской области. Там проживают мои родители. Я гражданин Российской Федерации. Действительный военнослужащий (вооруженных сил РФ — П.К.). Во всяком случае был.

— Были?

— Ну, насколько мне известно, сам я не увольнялся, рапортов никаких не писал.

— То есть вы [считаете себя] как действительный служащий российской армии?

— Да.

— Как вы сами полагаете, каков на данный момент ваш статус здесь? Вы военнопленный или в каком-то другом статусе?

— Хотелось бы, чтобы являлся военнопленным. Этот статус мне, скажем так, нравится больше чем статус наемника или бандита.

— Вы, наверное, уже знаете, что украинская сторона обвиняет вас в терроризме, вас уже оповестили об этом?

— Да…

— Что скажете на тот счет?

— Не знаю, что сказать на этот вопрос.

— Вы можете не отвечать.

— Можно лучше не буду?

— Вы говорили, что был приказ [направить вас сюда]. Чей это был приказ?

— Был приказ, и как военный я его исполнял. Командировка такая.

— Расскажите, пожалуйста, как вы попали в населенный пункт Счастье?

— 16 мая с командиром группы пошли на разведку местности. Пошли по позициям вооруженных сил Украины. Посмотрели. Позиции были пустые, никого не было. Ни людей, ни голосов не было. Подошли поближе, опять тишина. А когда подошли еще ближе, товарищи остались сзади меня, я услышал выстрелы… Метров 15 я бежал. ранили меня, как мог, отползал. Был задержан солдатами ВСУ.

— Вы уже встречались с представителями российского посольства?

— Нет.

— Хотите что-то передать им?

— Может быть, ну чтобы навестили меня.

— Какое-то сообщение?

—  А смысл? Думаю, они знают, что здесь граждане Российской Федерации находятся.

— Слышали ли вы сообщения Минобороны России о том, что с декабря 2014 года не являетесь больше военнослужащими РФ?

— Первый раз слышу от вас.

— Вчера некоторые СМИ российские опубликовали разговор с вашей женой, она заявляет, что вы уволились из рядов армии РФ в декабре и уехали в Самару, и она не знала, где вы находитесь.

—  Я такого не знал. Честно говоря, вы меня шокировали немножко сейчас…

— Вы разговаривали с ней вообще?

— Связаться не получилось. Звонки не проходят…

[…]

— Как с вами обращаются?

— Нормально обращаются.

— Вас обвиняют в терроризме.

— Террористических актов никаких я не выполнял, я выполнял свою задачу по службе чисто разведывательной. Никаких диверсий не исполнял.

— Как бы вы прокомментировали заявления властей нашей страны и ее руководителей, что на территории Донбасса нет российской армии?

— Как видите, она есть. Просто невыгодно признаваться в этом.

— Саша, СБУшники говорят, что, не желая быть задержанным, вы пытались подорвать себя гранатой.

— Нет, у меня даже мыслей таких не было (подорвать себя пытался капитан Ерофеев — П.К.).

— Вы не опасаетесь, находясь здесь, за свою жизнь?

— Как ни странно, нет. Все говорят: страшно, не страшно, а если будут пытать? Но я спокоен.

— Скажите, оказывалось на вас давление сотрудниками СБУ в ходе бесед?

— Нет. Нормально обращаются, адекватно. Как с военнопленным.

— Хотели бы вы что-то сообщить общественности?

— Хотелось бы домой вернуться. И чтобы больше никого не посылали сюда [на войну].

— Скажите, служба на подконтрольных «ДНР» и «ЛНР» территориях оплачивается каким-то особым образом?

— Не знаю. Как бы то же самое, что и на территории России. Только обещали. Но дальше обещаний — ничего.

— А что обещали?

— Двойную зарплату. Но как бы ее нет, не было.

— СБУ распространила сегодня информацию, что у вас был кредит на автомобиль.

— Этот вопрос не касается моей службы.

— Они говорят, что будто бы поэтому вы поехали воевать. Вы можете не отвечать, я хотел лишь уточнить, является ли эта информация правдивой или нет.

— Это не является [правдой].

— Что вы знаете о Минских соглашениях?

— Ну, в основном оно было про отвод тяжелого вооружения, установление перемирия. Что еще…

— Что вы думаете про перемирие? Соблюдалось ли оно там, где вы находились?

— В большей части, конечно, соблюдалось.

— Могли бы вы сказать, как Россия помогает Донбассу?

— Ну, гуманитарная помощь, гумконвои отправляются, сами, наверное, в новостях видели не раз.

— Как бы вы назвали свои командировки на территорию двух этих областей?

— Даже не знаю. Служебные командировки. Нам сказали, я приехал. Выполнял приказ.

— Хотели бы что-то передать родственникам?

— Жене. Что я очень сильно люблю ее. И надеюсь, что все-таки вернусь. Извините […]


Евгений Ерофеев
— Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Вы Евгений Ерофеев?

— Да, и вы уже не первый, кто интересуется моей судьбой. Уже я тут немного известен в медиапространстве. Так уж получилось. Уже и говорил, и передавал, что домой лишь хочется. Мне здесь предъявляет статью «терроризм». Но пока лечат в госпитале.

— Я уже спрашивал Александра о его статусе здесь. Как бы вы определили свой статус в данный момент?

— Ну, вот новости доходят из интернета, что от нас якобы отказываются, что мы уволены аж с нового года.

— Уволены кем?

— Уволились сами из армии. И сюда приехали сами.

— Но вы не увольнялись?

— Я еще не увольнялся. Просто такая ситуация, информационный вакуум, к нам никто не приходит из нашего как бы посольства, никто с нами не встречается, не разговаривает. Ни разу не видел никакого представителя нашей страны, хотя являюсь гражданином России. Не знаю, что сейчас вообще происходит и во что все выльется. Но надеюсь, что все будет хорошо. Вернусь к родителям, к жене.

— Могли бы вы рассказать, как вы оказались у населенного пункта Счастье?

— Ну, я там выполнял боевую задачу по наблюдению за сторонами, которые вели  конфликт. Так получилось, что возможно сбился с маршрута немножко. В ходе перестрелки [с солдатами ВСУ] получил ранение на поле боя. Войска ВСУ оказали нам помощь.

— Вы говорите, что вы наблюдали?

— Ну да, не было приказа вообще, не выполнял я специальную миссию какую-то по уничтожению, по захвату там. Никого не убивал, не было даже приказа стрелять. Был только приказ стрелять в ответ в целях самозащиты.

— СБУ говорит, что была перестрелка между вами и солдатами ВСУ.

— Да, была, причем внезапно.

— Скажите, украинские военные были оповещены, что вы являетесь наблюдателями и наблюдаете за сторонами конфликта?

— Нет, мы делали это скрытно. Ну как объяснить? Не в рамках миссии наблюдательной.

— Могли бы вы рассказать подробно про эту вашу миссию?

— Ну, вели разведку там, вели наблюдение. Ну как, отмечали кто открывает огонь, какая сторона — все.

— Самим приходилось стрелять?

— Только в тот момент, когда было боестолкновение, когда убегал уже.

— Вас в «ЛНР» называют сотрудником «народной милиции».

— Возможно.

— То есть вы являетесь одновременно наблюдателем российской армии и сотрудником «народной милиции»?

— Да нет. Пребывал я в статусе военнослужащего [России], выполнял приказ, никого не убивал. Так уж получилось, что стали так события развиваться.

— Вы, наверное, знаете про Минские договоренности?

— Да.

— Как ваша деятельность коррелируется с этими соглашениями?

— Не знаю, как сказать точно. Я не вел никаких боевых действий (…). Докладывал [только] о нарушениях минских договоренностей с обеих сторон. Ну, это было не в рамках корпуса наблюдателей какого-либо… Просто печалит такая ситуация, что нас забыли, бросили, хотят нас слить, списать.

— Как бы вы прокомментировали такую ситуацию?

— Ситуация некорректная.

— Что насчет заявления Минобороны России, что вы не числитесь в рядах армии с нового года?

— Честно говоря, мне только на словах передали, что было такое заявление… На самом деле пленных с обеих сторон много. И возможность обменять пленных на пленных есть всегда. У «ЛНР» есть пленные, у Украины есть пленные. Я бы очень хотел быть обменянным.

— Вы определяете себя как пленного в этой ситуации?

— Ну…

— Военнопленного «ЛНР» или России?

— Ну, состояния войны нет [официального между Россией и Украиной], конечно. Но как бы если я и являлся и, скорее всего, являюсь военнослужащим [Российской Федерации], не знаю как это назвать уже — и попал в плен, то, наверное, есть какая-то возможность моего обмена.

— Украинская сторона заявила о возможности обмена на летчицу Савченко. Знаете об этом?

— Не слышал такого. Вообще обмен хотели сразу сделать, еще после задержания. Но как я понял, видимо, они не успевали оказать мне помощь. И повезли в больницу.

— Скажите, пожалуйста, правда ли вы являетесь контрактником ГРУ РФ?

— Ну, это на самом деле ярлык, шаблон — офицер-разведчик ГРУ.

— Как можно корректно назвать тогда вашу службу?

— Ну, офицер разведывательной части, не более. Таких частей как бы в стране много. В том числе и на Украине. 

— Чтобы вы хотели передать своим родственникам?

— Терпения, конечно. Вы можете представить, как они реагируют, узнав, что их сын оказался в такой ситуации. Главное чтобы не было никакого влияния на их здоровье. И надеюсь, им окажут какую-то помощь.

— Вы имеете в виду по вашей ведомственной линии?

— Да хоть по ведомственной, какой угодно. Они в помощи нуждаются.

— По вашему мнению, есть ли российские войска на территории Донбасса?

— В том-то и дело, что нет. Поймали нас двоих, наблюдателей, и хотят выдать за армию вторжения России на Украину. А войска — это много техники, много пехоты, артиллерии, какая-то авиация, что еще. Таких частей нет на территории «ЛНР» и «ДНР». Там своих хватает. Просто с нами хотят игру политическую какую-то сделать. В лице нас показать агрессию и всю армию России.

— Но ваше присутствие, что это?

— Вы представляете, что такое армия? Это ни она тысяча тысяч человек. Это сотни единиц техники, штабы. Это все должно работать как единый механизм. А этого всего нет. Нас поймали двух человек и хотят выдать за всю армию.

— Наверное, вы слышали про бурятских танкистов. Что скажете на этот счет?

— Про бурятских танкистов? (улыбается — П.К.) Ну, я слышал, что Россия перекидывает последние свои резервы с Сахалина.

— Они тоже наблюдали, получается? Из танков?

— Не слышал, не представляю. На Украине много национальностей как бы, все возможно. Но бурятов не видел.

— Вас, командира разведгруппы, задержали — как это можно назвать?

— Это провал. Провал моей разведывательной миссии. Правильно?

— Я не знаю, я вас спрашиваю.

— Это провал.

— Когда вы вернетесь в Россию, какую реакцию ожидаете от своего руководства?

— Не знаю. Не хочу пока даже предполагать. Хотелось бы сначала долечиться. Потом уйду на пенсию по состоянию здоровья. Это один из лучших вариантов сегодня.

— Что вы бы могли сказать об этой войне?

— Ну, я имел возможность наблюдать конфликт с обеих сторон (Кто-то заходит в палату, Ерофеев просит его подождать — П.К.). Тут обе стороны сделали много нехорошего. Что добровольческие формирования [ВСУ], что ополченцы — все творили беспредел.

— Это война между кем и кем?

— Это гражданская война.

— Россия участвует в ней?

— Ее втягивают, в эту войну… Но я вижу, что сейчас технику жженую убирают, идут ремонты [в «ЛНР» и «ДНР»], открываются магазины, появляется работа у людей, где-то если дырки были от обстрелов в асфальте, их латают, дома восстанавливают, вроде школы работают. Да, есть проблемы с питанием, но завоз идет.

— Россия помогает?

— Гуманитарно.

— Помогает ли техникой?

— Бабушкам и дедушкам не нужна военная техника там.

— А армиям «ЛНР»и «ДНР»?

— Надеюсь, что скоро все закончится. Очень много людей, кто устал от этого всего. Думаю, пора заканчивать воевать. Лучше плохой мир, чем хорошая война. Все.

— Кто-то вас уже посещал здесь, в госпитале?

— Такая ситуация, что все приходили. ООН приходила, Красный крест пришел, ОБСЕ. Все спрашивали, как я, жив ли, здоров? Получаю ли лечение. Все приходили, кроме посольства [России]. Понимаю, что от меня отказались как от военнослужащего, хер с ним. Но я пока гражданин страны своей. И хотел бы увидеть здесь какого-то представителя.

— Посольства России?

— Посольства России, да кого угодно. Консульства, посольства! Все были, кроме них. Хрен с ним, что отказались как от военного, но я же пока еще гражданин. Пока еще… (После долгой паузы — П.К.) Павел! Вы можете к ним зайти и попросить навестить меня?

+ + + 

Слухи о бунте в подразделении 3-й бригады спецназа ГРУ, где проходили службу Александров и Ерофеев.

Спешный отвод части российского спецназа из Луганска связан с угрозой бунта – спецназовец 3-й ОБр СпН ГРУ РФ
22.05.2015
По опубликованным украинской контрразведкой  данным, а также информации, просочившейся в специализированные форумы, стали известны подробности спешного вывода российских спецназовцев из 3й гвардейской  ОБрСпН ГРУ ГШ МО (воинская часть № 21208, г.Тольятти).

Так, после скандального провала ДРГ и пленения 16 мая 2015 в Луганской области российских спецназовцев  ГРУ – капитана Ерофеева и сержанта Александрова их подразделение в срочном порядке было выведено из места временной дислокации на оккупированной территории и спешно переброшено из аэродрома Миллерово в пункт постоянной дислокации – г.Тольятти.

Ранее предполагалось, что такой спешный отвод связан с полным раскрытием сведений о численном составе, задачах и месте базирования российского разведывательного подразделения, но реальные причины стали намного серьезнее. Их на анонимной основе сообщил источник, непосредственно приближенный к военнослужащим 3-й бригады СпН ГРУ, бывший военнослужащий этой бригады.
После подробного анализа поступившей информации и ее перепроверки мы решили предать данные гласности.

Подробности провала или угроза бунта.
По прибытию в пункт постоянной дислокации, возвращенных из “украинской командировки” кадровых разведчиков   поселили в отдельную казарму, при этом отобрали у них почти все мобильные телефоны и другие электронные гаджеты, максимально попытались изолировать от возможности общения с другими сослуживцами по месту дислокации, не говоря уже про контакт с родными и близкими. В этот же день в Тольятти прибыла группа представителей  МО РФ  и люди в штатском.

На уровне рядового, сержантского и младшего офицерского состава прокатилась волна недовольства и негодования по причине того, что государство,  в частности командование МО РФ, отреклось от их боевых товарищей. Наибольшее возмущение вызвало заявление о том,  что плененных в Украине спецназовцев уволили «задним числом» и  против них началась кампания по дискредитации со стороны российских властей, с привлечением  членов их  семей.

Критическое морально-психологическое состояние и  раскол среди военнослужащих тольяттинской бригады, более чем обеспокоил командование части и прибывших высокопоставленных  чинов из Генштаба ВС РФ. Сразу же началась работа по выявлению недовольных и разочарованных.  Также прокатились слухи  о возможном расформировании подразделения,  в которое входили военнослужащие,  попавшие в украинский  плен.

Растущее недовольство среди солдат и младших офицеров вынудило командование озвучить другой, более мягкий  вариант дальнейшей судьбы подразделения.  Оставшийся  личный состав провалившейся разведгруппы раскидают по другим подразделениям бригады, а желающим уволиться с военной службы, при соблюдении некоторых условий, предоставят такую возможность (подписка о неразглашении, а также временный  запрет на выезд за границу). Также ожидаются “санкции” в отношении командиров, которые на месте руководили действиями разведывательно-диверсионных отрядов и групп. Как минимум, им грозит перевод  в другие менее престижные места службы с понижением, как максимум  – ликвидация, в зависимости от дальнейшего развития событий.

Большинство военнослужащих бригады, не смотря на  недовольство, понимают, что они бессильны перед вышестоящим командованием и отстаивать свои  права  не смогут, так как по официальной версии Российской Федерации в Украине их не было (хотя в штабе бригады есть поименные списки приказов по отправке их в украинскую командировку). Также они осознают, что выполняли преступные приказы и распоряжения командования, находясь  на территории другого государства   на не легальном положении.

Послесловие
Мы надеемся, что зная о готовности  общественности, правозащитников и журналистов помочь в прекращении такого позорного явления, как необъявленная война с соседским государством, действующие российские офицеры и сержанты также пойдут на контакт.  Эта война  уже привела к тысячам бессмысленных жертв  с обеих сторон  и может привести еще к большим потерям.  Если российские   военнослужащие прекратят выполнять преступные приказы командования и массово  потребуют окончания авантюры Москвы на Донбассе, то она может быстро окончится. Со своей стороны, волонтеры команды InformNapalm  готовы к контакту с российскими военными, которые на анонимной основе хотят предать гласности преступные приказы Кремля и поскорее окончить эту абсурдную и бессмысленную бойню.  Руководство, отдавшее приказ на войну в Украине должно быть передано международному трибуналу.

Материал подготовил со слов источника приближенного к 3-й  ОБрСпН ГРУ  волонтер команды InformNapalm Ираклий Комахидзе.

Читайте также по теме:
В плен под Счастьем попали бойцы тольяттинского спецназа ГРУ
Хронология взятия в плен разведчиков 3-й бригады спецназа ГРУ ГШ РФ
Найдена информация по командиру отряда, захваченных спецназовцев ГРУ
Найдена информация по командиру 2-го отделения, захваченных спецназовцев ГРУ

+ + + 

22 мая также стало известно, что спецназовцев из 3 обрспн продержат под арестом до 19 июля этого года. Обмену эти военнопленные / террористы не подлежат, сообщили в СБУ.

Сегодня:

В СБУ заявили о готовности пустить дипломатов к пленным россиянам
23.05.2015 Теги: пленные, сбу, украина
Советник главы Службы безопасности Украины Маркиян Лубковский объявил, что сотрудникам посольства РФ позволят встретиться с россиянами Ерофеевым и Александровым, арестованными по обвинению в терроризме.

«Руководствуясь нормами международного права, <...> Служба безопасности по согласованию с МИД Украины готова обеспечить доступ к удерживаемых по решению суда под стражей граждан РФ», — сказано в сообщении Лубковского в Facebook.

По состоянию на вечер пятницы, 22 мая, представители России не обращалась к украинскому следствию с просьбой организовать встречу, добавил Лубковский. Он заверил, что если такое обращение поступит, его обязательно рассмотрят.

При этом вчера пресс-атташе посольства России в Украине заявил ТАСС, что уже несколько дней нет ответа на запрос на визит дипломатов к задержанным.

Накануне суд в Киеве арестовал Александрова и Ерофеева до 19 июля. Их подозревают по статье 258-3 («Создание террористической группы или террористической организации»), которая предполагает тюремный срок от 8 до 15 лет.

16 мая в районе поселка Счастье в Луганской области украинские военнослужащие задержали россиян Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Задержание произошло после перестрелки, в результате которой оба были ранены. Власти Украины объявили, что Александров и Ерофеев являются действующими военнослужащими армии РФ. В Минобороны настаивают на том, что они были ранее уволены. В интервью «Новой газете» Александров и Ерофеев отрицали, что подавали рапорт об увольнении.


+ + + 


Журналист Каныгин еще пообщался с пленными русскими ГРУшниками:

Капитан Ерофеев извинился перед сослуживцами и «понимает» молчание дипломатов
23.05.2015 Теги: военнопленные, дипломатия, реакция властей, украина

Задержанный в Луганской области россиянин Евгений Ерофеев, представляющийся действующим капитаном армии РФ, оценил работу российских дипломатов и консулов, а также извинился перед сослуживцами из-за ситуации с его арестом. Об этом он рассказал специальному корреспонденту «Новой газеты» Павлу Каныгину.

«Мы понимаем, что работа такая у этих людей», — прокомментировал Ерофеев действия дежурного дипломата посольства России в Киеве.

Тот не пустил Каныгина внутрь и посоветовал обратиться с заявлением об аресте и ранении гражданина России не раньше понедельника.

Кроме того, Ерофеев извинился перед сослуживцами в Тольятти.

«Хочу, как это ни было бы цинично, привет передать и извиниться перед сослуживцами, которым, наверное, доставил много хлопот. Наверное, им сейчас приходится тяжело из-за меня», — предположил Ерофеев.

На вопрос, планирует ли он продолжить службу после своего освобождения, Ерофеев засомневался: «Служить бы рад, прислуживаться тошно, думаю, меня уже не оставят в армии, а тем более в части. Планировал уволиться из армии на пенсию по здоровью. Но сейчас рано об этом думать».

Помимо этого, Ерофеев обратился к родственникам.

«Хочу проявить обеспокоенность за семью, понимаю, что там происходит. Их охраняют, возможно, обрабатывают, «пасут»... Им тоже нужен психолог, ко мне <в палату госпиталя — Ред.> психологи ходят постоянно. Если вдруг я был уволен... Неважно... Теперь есть проблемы с обеспечением семьи. Раньше семья проживала на мою зарплату, сейчас не знаю, как она будет жить... Отец и мать все поймут. Главное, чтобы у них все было хорошо...», — рассказал Ерофеев спецкору Павлу Каныгину.

Далее Ерофеев сравнил свою ситуацию с ветеранами-афганцами: «Приезжали домой из Афганистана солдаты, а им говорили: мы вас не посылали. Итог известен. Не хочется, чтобы такое было».

Другому арестованному россиянину, Александру Александрову, представляющемуся сержантом армии РФ, Каныгин передал слова пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова о том, что Россия постарается вызволить из плена двоих своих сограждан. Александров назвал это — «хорошей новостью» и передал семье, что надеется скоро вернуться домой.

Ранее спецкор «Новой газеты» Павел Каныгин попытался посетить посольство и консульство России в Киеве (это два разных здания — Ред.), однако ему не удалось попасть внутрь. В посольстве дверь не открыл дежурный, сославшись на выходной.

Охранник консульства вышел на улицу к Каныгину, подошел к информационному щиту и провел пальцем по субботнему графику работы ведомства.

Сегодня советник главы Службы безопасности Украины Маркиян Лубковский заявил, что ведомство разрешит российским дипломатам посетить арестованных. По его словам, еще вчера никаких запросов от дипломатов из России не поступало. В то же время представитель посольства России утверждал, что запрос украинским властям был отправлен, но ответа не последовало.

16 мая Александрова и Ерофеева задержали в Луганской области близ поселка Счастье. В СБУ заявили, что они являются действующими сотрудниками Главного разведывательного управления Генштаба ВС РФ. В Минобороны это опровергли, сказав, что оба были уволены до поездки в Донбасс. В разговоре со спецкором «Новой» Александров и Ерофеев отрицали факт увольнения в запас.

Материал обновляется. <на 17.00 24.5.2015 еще не обновлен -- авт. блога>

видео 1, видео 2

+ + +


Комментариев нет:

Отправить комментарий