понедельник, 2 июня 2014 г.

Война РФ против Украины, часть 177


Хроника войны РФ против Украины, май 2014 года

Калорадские волнения на Востоке Украины


Небольшой аналитический материал о проукраинских вооруженные формирования, участвующие в конфликте на Донбассе:

Вооруженные формирования – участники конфликта со стороны правительства Украины / 28 май, 2014 at 4:32 AM
В современном обществе информация, как таковая, играет существенное значение, особенно на фоне разворачивающегося на территории Украины локального конфликта. В этом свете, особого внимания заслуживают вооруженные формирования, принимающие участие в конфликте со стороны правительства Украины. Дело в том, что эти формирования являются объектом спекуляций, главным образом, как со стороны самой т.н. «Киевской власти», т.к. и со стороны пророссийски ориентированных сил. Последние же особенно яро трудятся на почве политической спекуляции, кто от незнания, а кто намеренно, используя термины «нацгвардия», «правый сектор» и т.п. как ярлыки.

В сложившейся ситуации особенно необходимо иметь хотя бы общее представление о вооруженных формированиях - участниках конфликта со стороны правительства Украины.

Условно вышеуказанные вооруженные формирования можно разделить на следующие категории:

1) подразделения ВСУ
2) подразделения СБУ
3) подразделения МВДУ
4) подразделения Национальной гвардии
- специальные батальоны
5) территориальные батальоны

Эта градация весьма условна, в частности, потому что некоторые её элементы структурно входят в другие, однако представляется достаточно информативной в плане наглядности. Теперь в общих чертах проанализируем каждый из элементов.

1) Подразделения ВСУ самые многочисленные вооруженные формирования, принимающие участие в вооруженном конфликте, самые боеспособные из них 25-ая и 95-ая отдельные бригады ВДВ. Роль и значение указанных формирований достаточно различна. Дело в том, что пропаганда, особенно пророссийская, указывает на то, что украинская армия воевать не хочет или отказывается, для чего привлекаются иные вооруженные формирования. На самом деле, это утверждение не совсем верно. ВСУ достаточно разношерстны, как в плане личного состава, так и в плане взглядов на происходящее в стране. Широко распространен в рядах армии взгляд на происходящее и роль армии в конфликте, который можно обобщающе охарактеризовать словами В. Шелленберга: «Права она или нет, но это моя страна».

Верно и то, что украинская армия оказалась втянута фактически в гражданскую войну, оказавшись между двух огней, с одной стороны это «Киевское правительство» с другой это гражданское население и вооруженные формирования регионов-сепаратистов. Привлекаемые на основании мобилизации, срочной службы воинский контингент не блещет особым энтузиазмом по поводу предприятия устроенного на востоке страны. Однако эта «апатия» зиждется не сколько на патриотических чувствах, сколько на материальной основе и авантюристском характере нынешних киевской власти. Патриотические чувства в той или иной мере присущи практически всем, однако в виду крайне низкого материально-технического обеспечения частей и соединений ВСУ, оно нивелируется практически полностью. Когда современные СМИ говорят о том, что то или иное подразделение ВСУ отказалось от ведения боевых действий, следует понимать, что мобилизованные граждане были оторваны от своей повседневной жизни, источников дохода и прочего. Такого солдата мало беспокоит политическая воля жителя того или иного региона-сепаратиста, его больше тяготит выплата кредита, посевная и т.д. И без того нищая армия авантюрой по подавлению сепаратистского движения была поставлена в известную всем позу. Всё вышеперечисленное усугубляется и недоверием армии руководству страны, поскольку в случае ошибки, по «старой доброй традиции», будет наказан исполнитель, а не организатор.

Подписью в своей несостоятельности, на мой взгляд, являются акции по сбору средств в пользу армии всем миром, в т.ч.посредством смс. Армию одевают и обувают сами граждане, за свой счет. Такая ситуация, например, обстоит и с 8-ым полком специального назначения, который задействован в зоне конфликта и клянчит деньги на бронежилеты и прочее на просторах Интернета.

Стоит также отметить, что на Западе Украины не единичны выступления родственников военнослужащих с просьбами вернуть их из зоны боевых действий, причинами к чему является низкий уровень обеспечения, обучения и т.д. В результате таких акций блокируются дороги, здания частей – мест постоянной дислокации, военкоматы. 

Не стоит, однако, полагать, что армия, как утверждают пророссийские СМИ, применяются, так сказать, «на подхвате». Т.к. авиация и артиллерия, представлены в большинстве своём в зоне конфликта именно ВСУ, по понятным причинам.

Кстати, необходимо особо отметить следующий момент: Янукович, вопреки распространенному, прежде всего среди украинских обывателей, мнению армию не разваливал, наоборот относительно правления Ющенко, уровень армии при Януковиче существенно возрос, хоть и оставался на достаточно низком уровне.

Кроме того, необходимо понимать, что в среде украинских СМИ, относящихся к медиа-империи взявшего власть олигархического клана, ведется завуалированная антипропаганда армии. Сюжеты о неудачах армии присутствуют и в украинских СМИ, где яро поносится нерасторопность командиров, огрехи в координации, причиной которых подспудно выносится развал армии предыдущей властью. Кроме того, интересны и факты освещения на национальных каналах проблем в координации действий подразделений армии, таким образом, что мобильность и относительная самостоятельность иных формирований, прежде всего спец. батальонов, ставиться в достоинство и служит оправданием им, как альтернативе «закостенелой» и «разваленной» армии. Видится, что вбрасываемая таким образом информация, в последующем послужит почвой для перестройки армии. 

Если же в целом охарактеризовать вооруженные формирования ВСУ, то они представляются малообученными, малообеспеченными, инертными, в виду отсутствия достаточной мотивации, и больше напоминают регулярную армию банановой республики, а не ту могучую силу, что должна была быть сохранена на фундаменте осколка бывшего СССР, одного из самых насыщенных материально-технической базой, после РСФСР, государств.

2) Подразделения СБУ достаточно малочисленны, их можно разделить условно на две категории, на собственно формирования участвующие в боестолкновениях и сотрудников, выполняющих свои обычные функции, в т.ч. оперативно-розыскные мероприятия. Последняя категория в свете заявленной тематики нас не интересует, первая же категория находится на достаточно хорошем уровне. Не вполне понятно, кстати, как строятся отношения между сотрудниками органов СБУ и сепаратистами в районах, контролируемых сепаратистами. Интересна также судьба документов и материалов в захваченных сепаратистами управлениях и отделах СБУ.

3) Подразделения МВДУ хоть и включают в себя структурно нац. гвардию и спец. батальоны, однако будут рассмотрены отдельно. Подразделения МВДУ можно считать в своей массе самыми ненадежными, с точки зрения существующей в Киеве власти, по причине того, что в зоне конфликта они представлены ординарными службами, такими как ГАИ, ППС и т.д. Эти подразделения на занятых сепаратистами территориях неоднократно занимали сторону последних. Не будем углубляться здесь в причины коллаборационизма подразделений МВДУ, отмечу только то, что фактического широкого участия в происходящем они не принимают, а их применение ограничивается стандартным набором функций. Интересен тот факт, что при несении службы на стационарных постах, они играют приданную роль по отношению к другим вооруженным формированиям. Практикой для нынешней ситуации является переброска подразделений МВДУ из других, более лояльных регионов, в зону конфликта. Позицию сотрудников МВДУ на местах можно объяснить тем, что сотрудники местных подразделений проживают на обслуживаемой территории, таким образом, стараются занимать в конфликте нейтральную сторону, за исключением представителей расформированного «Беркута». Примеры такого нейтралитета можно наблюдать в Донецке, где сотрудники МВДУ продолжают выполнять обычные функции, не вмешиваясь в дела противоборствующих групп.

Не имею намерения освещать специальные подразделения МВДУ, такие как «Сокол», потому что достоверных данных о том, кем и как его насыщают, а также кто «работает» под вывеской этого и других спец. подразделений, покрыто конспирологическим мраком.

А теперь перейдем к самому интересному, с точки зрения СМИ, главным образом пророссийских это тема национальной гвардии и специальных батальонов.

4) Подразделения национальной гвардии в пророссийских СМИ (к которым я отношу и СМИ регионов-сепаратистов) в известной степени демонизируются. Путей демонизирования два, во-первых, это само название, где фигурирует слово «национальная», которое особо интересно смотрится на фоне борьбы с «националистами-радикалами-фашистами», идеологическом фундаменте "Великой победы в ВОВ", импортированной из РФ. ВОВ - это своеобразный идеологический базис всего сепаратистского движения востока. Плохо это или хорошо, нас, в контексте темы, мало интересует, однако факт остается фактом. Во-вторых, существует распространенный миф о том, что нацгвардия насыщается исключительно активистами (боевиками) «Правого сектора». В российских СМИ с определенной долей вероятности можно ставить знак равенства между понятиями «национальная гвардия» и «Правый сектор». В известной степени, оба эти положения не соответствуют действительности. Начнем с того, что на Украине нацгвардия существовала и раньше. Нацгвардия существовала в период с 1991 по 2000 год. Увидела свет эта структура 04 ноября 1991 года на основании соответствующего Закона Украины, была сформирована на базе Внутренних войск, имела в своём составе около 6 дивизий, собственное учебное заведение и авиационные подразделения. На тот период никаких проблем фактом своего существования для недоброжелателей «национального толка» НГУ не вызывала, причем являлась куда более сильной структурой, нежели сейчас, правда, главным образом, объясняется это тем, что к 2000 году еще не всё советское наследство было похерено. После известных событий вокруг т.н. «Майдана» в 2014 году, было принято решение о воссоздании НГУ. В этой ситуации решили не мудрствовать лукаво, а, как и раньше, Законном Украины от 12 марта 2014 года была создана указанная структура на основе всё тех же ВВУ. Причем, необходимо отметить, что все разговоры шли в ключе «воссоздания», а не «создания» национальной гвардии, как чего-то нового. Однако, на этот раз, национальная гвардия была создана не на базе ВВУ, а путем преобразования ВВУ в НГУ. Это принципиальный момент. Почему-то в пророссийских СМИ данный момент умалчивается, что способствует демонизации образа этого формирования. И если в тех же СМИ образ «Беркута» и военнослужащих ВВ относительно событий на «Майдане» преподносился, как образ мучеников, то теперь по сути те же военнослужащие ВВ, но уже под вывеской НГУ старательно демонизируются, за счет указанных выше двух моментов. Дабы развенчать второй миф, важно понимать, что НГУ в подавляющем большинстве, это все те же ВВУ. Тут особо стоит отметить роль национал-радикалов, которых уже собирательно именуют «Правым сектором», без оглядки на реальную организационную принадлежность.

Необходимо отметить, что в составе НГУ находятся «особые батальоны», они формируются из добровольцев, именно о них так много говорят в СМИ. На данный момент такой батальон в НГУ один, это «Днепр», сейчас идет формирование второго батальона с таким же названием. Нищее государство не может должным образом обеспечить части, как выше отмечалось, в связи с чем, финансирование этих формирований взял на себя олигарх Коломойский, именно по этой причине, об этих формированиях ходит слава «наёмников» или «личной армии» указанного лица. Обучение указанные формирования проходят на базе бывших ВВУ под Киевом, первоначально же в учебном центре в Днепропетровской области. Полное название батальона «батальон патрульной службы милиции особого назначения "Днепр", подчиняется он ГУВД Днепропетровской области. Участвовал в ряде операция на востоке, в связи с его успешным применение было принято решение о формировании следующего батальона. Кто по факту осуществляет руководство этими батальонами вопрос дискуссионный, однако в отличии от регулярных частей, всеми отмечается мобильность бойцов таких подразделений и самостоятельность. Вопреки мнению обывателей, представители «Правого сектора» это лишь часть добровольцев в этих формированиях. Достаточно много там просто патриотически настроенных граждан, особенно молодежи. 

Стоит отметить, что из ВВУ в НГУ в процессе преобразования перешли и спецподразделения ВВУ, другая часть спецподразделений была выведена из ВВУ много ранее и переподчинена напрямую МВДУ, такие как «Омега» и т.д. По этой причине, у многих складывается впечатление, и оно подогревается СМИ, что это специально обученные боевики. На самом деле бойцы спецподразделений оказались в НГУ из ВВУ. Эти подразделения естественно хорошо подготовлены и оснащены. К слову сказать, указанные батальоны лейбла «Днепр» также относительно хорошо экипированы, именно они щеголяют в обновках, разъезжая на внедорожниках. Однако, и это не аксиома. Среди НГУ можно встретить и бойцов с ППД, видимо содержания на всех не хватает. В распоряжении нацгвардии находится боевая техника ВВУ и ряд обновок, полученных по поводу конфликта.

6) Территориальные батальоны создаются по территориальному признаку и подчинены военному руководству, основной идей декларируемой их создателями, является то, что они осуществляют деятельность на территории региона. Их основной задачей является охрана объектов и коммуникаций. Снабжают их из рук вон плохо. Честно говоря, не понятна вообще необходимость их формирования. Коломойский в конце концов один, на все батальоны его денег не хватит.

Ряд формирований так или иначе дублируют свои функции, поэтому на первый взгляд нет никакого смысла в их существовании. Дело в том, что они комплектуются по-разному и предназначены для замещения армейских формирований при боестолкновениях. Армейские соединения, как амебы, особенно что касается пехотных операций, насыщены мобилизованными, срочниками, и вообще людьми без энтузиазма относящимися к происходящему. В такой ситуации на помощь приходят добровольцы, которыми и насыщаются спец. батальоны, нац. гвардия. Для них, на данный момент, материальная сторона вещей не столь важна. Подготовка же спец. батальонов оставляет желать лучшего, т.к. набор в такие подразделения производится по принципу из цитаты Гимлера: «Основное внимание должно уделяться не умениям, а убеждениям».

Численность территориальных и спец. батальонов примерно 300-500 человек.

В СМИ подразделения НГУ упоминаются просто, как «нацгвардия», однако без указания на то, какое именно подразделение участвовало в боестолкновении и какие потери понесло, сложно судить о подготовленности указанных частей НГУ.

В общем же, для людей сознательных, финансовый вопрос обеспечения вооруженных формирований для правительства Украины стоит чрезвычайно остро. Так, например, в 41 батальоне территориальной обороны, расквартированном в Чернигове отсутствуют обувь, граждан просят помочь биноклями, касками и т.д. Если честно, то предприятие по сбору и расходованию средств для такой армии, кажется малоперспективным, всё равно они небоеспособны, и могут выступать разве что декорациями при вверенном объекте.

Интересным кажется и тот факт, что ранее «нейтральные» части пограничной службы Украины также начали обучение добровольцев на своей базе, хотя сейчас это единичные случаи, тем не менее, видится, что данная тенденция будет продолжаться.

Необходимо упомянуть и представителей ЧВК, однако информации о них крайне мало, тем более, достоверной информации. По данным группировки сепаратистов в районе Славянска там, кроме англоговорящих бойцов ЧВК, были задействованы польскоговорящие.

Вообще же, если исходить из здоровой логики, то если конфликт на Востоке продлиться до весны, то армия и прочие вооруженные формирования скатятся в пропасть. Дело в том, что пока для ряда формирований вопрос снабжения и обеспечения стоит менее остро, чем скажем для мобилизованных, однако наивные юноши и девушки, после нескольких месяцев, проведенных по уши во всех прелестях войны, неожиданно подрастеряют пыл патриотизма, осознавая, что лечить их никто не будет, выплат и льгот им тоже не причитается, в итоге они все столкнутся с полным разочарованием во всем происходящем и бессмысленности своего участия в «этой маленькой и победоносной войне». Если действующий украинский режим не сломит сопротивление сепаратистов в ближайшее время, не подавит молодые республик, то сама Украина обречена на крах. В этом плане, время действует за сепаратистов и против действующего режима.

В заключение, хочу отметить, что мной употребляются такие термины, как сепаратисты, регионы-сепаратисты и т.п. Указанные термины я употребляю без уничижительного значения, по той причине, что любой сторонник сецессии – сепаратист, что является юридически правильным определением, как для отдельных лиц, так и групп, и регионов, и никоем образом не выставляет никого в положительном или отрицательном свете.

Поручик Ковалевский В.М.


Не спрашивайте меня, что это за "поручик". Вероятно такой же ряженный, как и все в нынешнем Русском Обще-Воинском Союзе (РОВС).

* * * 

Крутой батальон. Второй набор Нацгвардии отправляется на Донбасс: Игорь Илькив, руководитель медицинской службы второго батальона Национальной гвардии о том, чем живет батальон /29.05.2014, Анастасия Рингис, Галина Тытыш, УП

Второй батальон, который сформировался в апреле из трехста добровольцев и прошел подготовку на полигоне вблизи Киева, сегодня отправляется на Донбасс.
"УП.Жизнь" встретились с главным врачом батальона Игорем Илькивым, чтобы расспросить, насколько оснащена медицинская часть.
Илькив - военный врач. Он прошел конфликты в Ливане, Сирии, Ираке. Во время Майдана 2014 года Игорь Илькив был начмедом Октябрьского дворца.
Про него до сих пор ходят легенды. Рассказывают, как он вел переговоры с руководством "Беркута" и выводил пленных из здания.
А 20 – го февраля на машине скорой помощи прорвался через оцепление "Беркута". Ему много раз в спину кричали: "Стой! Пристрелим!".
Илькив знает, что кричать в ответ. У него крепкие нервы. 
Врач не только умеет в сжатые сроки оказывать помощь врачам, но знает, как построить систему оказания медицинской помощи в горячей точке.


- Что на сегодняшний день является основной проблемой медицинской части Нацгвардии?

- Когда мы в апреле отправляли первый батальон, там были проблемы с кадрами. Этот батальон сопровождало только трое медработников: один их них врач, двое – волонтеров, которых мы обучили в процессе.

Потом мы доукомплектовали первый батальон врачом и "санитаркой". Сейчас медицинская служба, сопровождающая второй батальон, состоит из 27 человек: 4 врача, 3 медсестры, в каждом подразделении санитары, которые знают, как оказывать помощь на месте боя, как выносить раненых.

Система построена так, как требуют военные условия. Мы способны быстро развернуть военный госпиталь, если того потребуют обстоятельства.

Основная наша проблема – отсутствие санитарных машин. Нам необходимо как минимум две машины. Первый батальон использует машину, которую им передали волонтеры. Но этого недостаточно.

Мы уже несколько раз обращались в Министерство здравоохранения с просьбой решить этот вопрос. Но у МОЗ нет таких полномочий. Так как Нацгвардия подчинена МВД. 

Сейчас на балансе МОЗ 70 машин скорой помощи, они могли бы нам часть передать через МВД. Эти машины должна была передать еще Богатырьова, но почему-то ничего не було сделано. 

А люди гибнут, потому что нет транспорта.

- Можете сравнивать набор первого и второго батальона? Кто является костяком батальона?

- Первый батальон набирался вначале марта. Тогда люди были уставшими, больными, ослабленными после Майдана, с разными травмами и последствиями разных травм, которые не зажили.

Двое после медкомиссии были прооперированы и трое комиссованных. Пять морально неустойчивых сами ушли. При отъезде 12 бойцов не уехали.

Большая часть первого батальона состояла из людей, которые прошли Майдан. Но были в этом батальоне и срочники и милиционеры, которые стояли по ту сторону баррикад. На этой почве возникали стычки, драки. Они оскорбляли наших женщин-медиков. И мы их даже заставили публично извиниться. Но на месте их доукомплектовали подразделениями танковой бригады, десантниками, Альфой и Беркутом. И противоречия сгладились. Сейчас, конечно, общий враг их объединил.

Хотя был такой случай. Двое человек из первого батальона перешли на сторону сепаратистов. Один, правда, под давлением родственников вернулся, а второй – воюет сейчас за деньги.

Если говорить про второй батальон, то он более подготовленный. Четверть добровольцев – участники боевых действий. 280 человек служили – у нас тут от прапорщиков до полковников.

У многих бойцов второго батальона есть военная специальность. Их подготовка была более насыщенной в стрельбе, тактике ведения боев. Так что можно считать, что это батальон оперативного назначения.

- Какой социальный портрет добровольца?

- Средний возраст 30-35 лет. Все из разных уголков Украины, нельзя сказать, что лидирует Киев или Львов. Ребята разных специальностей и образования. Есть даже программисты.

- К нам обращались добровольцы второго батальона, жаловались, что не хватает обмундирования, нет защиты никакой. И мы с коллегами посчитали, что обмундирование одного бойца обходиться около 25 тысяч гривен (бронежилет, каска, фонарь ночного видения). Нам рассказывали, что многих "одевают" волонтеры или родственники. Насколько это правда?

- Денег действительно не хватает. И бронежилетов 4-й степени защиты на всех - тоже. Но нас будут доукомплектовывать.

Верховная Рада вроде бы выделила средства на амуницию, но пока, как мне известно, эти деньги "зависли". Что нас спасает, так это волонтеры, которые помогали нам во время Майдана. Нашему батальону на прошлой неделе церковь Киевского патриархата джип подарила.

Еще есть волонтеры, которые привозят лекарства. Недавно привезли нам 6 медицинских сумок, укомплектованных по полной программе, купили нам носилки. Вот из Харькова один предприниматель нам санитарную машину купил в подарок, только теперь ждем, пока ее передадут на баланс Нацгвардии.

Для нас очень важна помощь и поддержка волонтеров.

- Как вам сейчас можно передавать помощь?

- Можно привозить к нам – в тренировочный центр Нацгвардии. Также помощь для нас собирает медицинская служба Майдана, на ул. Трехсвятительской, а потом передают нам. Запасы оставшиеся на Майдане, лекарства, оборудование, аппаратура нам уже передали.

Сейчас мы выезжаем на Восток с запасом лекарств примерно на неделю. Все остальное нам будут довозить.

- Какую зарплату получают бойцы Национальной гвардии?

- Официально аж 1300 гривен. Но если человек работает на госпредприятии, то согласно закону, зарплата сохраняется за ним во время службы, также сохраняются и пенсии. Когда мы поедем на Восток, начисления повысятся.

Но понятно, что бойцов финансово поддерживают семьи, друзья, частные жертвователи. Сейчас идет процесс оформления медицинских страховой для бойцов. Это очень важно.

- Как вы предполагаете, что будет в дальнейшем с Национальной гвардией?

- Насколько я понимаю, МВД будет трансформировано. Грубо говоря, ментов больше не будет. Вместо них будет одна Национальная гвардия Украины, которая будет подчиняться напрямую Верховной раде.

Часть теперешнего состава Нацгвардии – ненадолго с нами, но часть останется служить на контрактной основе.

* * * 

Командир батальона "Донбасс": Сейчас сепаратисты возьмут столько, сколько мы им дадим взять / Павел Шеремет, Оксана Коваленко, УП, 30 мая 2014, 20:53
Командир батальона "Донбасс" никогда не снимает балаклаву, когда общается с журналистами. Толком не известно, Семен Семенченко - это его настоящее имя или псевдоним. Ему не нужна лишняя слава, хотя о важных операциях батальона на востоке Украины Семен отчитывается в социальных сетях.
Сейчас он приехал в Киев, чтобы сформировать новый батальон Национальной гвардии. Каждый день звонят человек 100-150. Добровольцев отбирают, затем они проходят медкомиссию и отправляются в тренировочный лагерь внутренних войск.
Семен довольно молодой человек, отец 4-х детей. Он родился и вырос в Донбассе, никогда не готовил себя к политической деятельности и, тем более, не мог предположить, что с оружием в руках придется защищать территориальную целостность Украины от таких русских, как и он.
Хотя командир "Донбасса" подчеркивает, что воюет не против русских, а против российского фашизма и бандитов, которые лезут буквально из всех щелей. 

- Почему вы все время в маске, почему не показываете свое настоящее лицо?

- Командира Луганского батальона МВД украли, он до сих пор сидит в СБУ в Луганске (здание СБУ было захвачено вооруженными людьми. Теперь всех, кого задерживают, террористы везут туда - УП).
Создатель батальона Яроша, которого так и не существует до сих пор, Василий Будик, сидит в подвале у "Беса" (Игорь Безлер, один из командиров террористов – УП) в Горловке. Он нафотографировался с Ярошем в обнимку, его на второй день и сцапали.
Другие батальоны МВД не добрали даже взвода. Их соединили вместе. Туда не особо кто-то хочет идти. У нас сейчас фактически формируется три батальона – один на базе Нацгвардии, второй в Луганской области - батальон территориальной обороны будет заниматься охраной госграницы, и третий – добровольческий.
Я думаю, что я имею право на такую прихоть как хождение в маске. У меня есть для этого основания.

- Семен – это ваше настоящее имя или позывной?

- Я оставлю это без комментария.

- Откуда вы родом?

- Я родом из Донецка. И я русский. До войны был мелким предпринимателем. Занимался охранными системами, видеонаблюдением и прочим. Бизнес после Майдана дал дуба, потому что я два месяца им не занимался.

- Вы были участником Майдана?

- Да. Мы создавали Евромайдан в Донецке.

- Как вы пришли к идее, что надо создавать батальоны территориальной обороны?

- Я удивился, что никто другой к ней не пришел. Просто было желание как-то этот бандитский беспредел прекратить. Тем более, что мы были в составе "Самообороны" Донецкой области и видели, что происходит в нашей области и среди пророссийских групп.
Никакого там настоящего сепаратизма нет сейчас на Донбассе. Есть местная Партия регионов, криминалитет, ну и Россия включилась на втором этапе.
Я видел, как милиция расступается, а людей на митингах за единую Украину убивают, и понял, что надо реально проводить поисковые операции, когда все это начало уже слишком бурно цвести.
В нашей области заблокировали создание батальона территориальной обороны. Генштаб опасался вооружать, как они говорили, армию почти уже чужого государства, и местным властям это было не нужно. А потом местные власти заигрались в сепаратизм и пошла неконтролируемая реакция.
Так вот, когда я увидел, что табанят этот процесс, мы решили создавать сами. Поехали в Днепропетровск. Я понял, что там надо формироваться, потому что в Донецке уже не успеем. Тут уже избивали призывников. Я приехал, объявил в Фейсбуке призыв прямо под стены администрации, ни с кем не договаривались. Начали приходить люди, потихоньку пошел диалог.

- "Донбасс" состоит только из донецких?

- На 70-80%.

- Коломойский имеет отношение к вашему батальону?

- Коломойский имеет отношение как председатель Днепропетровской обладминистрации. Он нам выделил бывший пионерский лагерь. Даже не он выделил, а по его просьбе - местная рада. И все. Нам ничем больше тогда не помогали. Да мы таких отношений, в общем-то, и не хотим.
Мы сейчас больше опираемся на людей, у нас сейчас с финансами, слава богу, наладилось. Потому что люди верят. И мы фактически сейчас все свои потребности, за исключением вооружения, можем закрывать за счет пожертвований.

- А как к вам относится губернатор Донецкой области Тарута?

- Российская пропаганда подает это так, что это местные фашисты, "правая рука" Яроша Семен Семенченко. К сожалению, со стороны патриотических сил многие подпевают российским СМИ.
А что касается Таруты, так они нас уже признали. Мы были недавно в "правительстве Донецкой области в изгнании" - они сидят в Киеве сейчас - они обязались помогать. Будут закупать нам вооружение эксклюзивное, тепловизоры всякие и прочее. Пока подарили старенький автобус. То есть, признали нас. Но, к сожалению, признали уже, когда поздно было, когда уже их самих оттуда выгнали.

- Когда, на ваш взгляд, произошел перелом, когда власти потеряли контроль над Донецком? Тот же Тарута, Ахметов, киевские власти.

- Перелом произошел, когда пошла активная перевозка туда чеченов и крымских "Беркута" с "Альфой" – профессиональных негодяев. Это было где-то сразу после майских праздников. Я встречался с Тарутой несколько раз. Он, как мне казалось, искренне считал, что он с этим справится, со всеми договорится.
А в это время в пионерских лагерях Донецкой и Луганской области свободно готовили боевиков. И сейчас они просто вылезают. Когда под Карловкой мы несколько дней назад в эту засаду попали, совершенно случайно увидели чеченов, увидели, какое большое их количество. До этого мы их как-то не встречали, они по базам прятались.

 - А еще раньше, когда в Донецке в марте бандиты избили майдановцев, и погиб Дмитрий Чернявский…

- Мы как раз охраняли этот митинг…

- …как вы считаете, тогда местная власть заигрывала с сепаратистами?

- Они же создавали этот сепаратизм. Местная власть четко с самого начала является создателем всего этого сепаратистского движения. 
Криминалитет, Партия регионов, местные промышленники и предприниматели, которые использовали мэров городов, использовали человеческий ресурс, свозили со всей области и создавали массовку для пророссийских митингов. Пока не пошла цепная реакция. То есть, на самом деле это проблема, именно порожденная внутри самой области. А Россия подключилась…

- А Ахметов?

- Я не держал с Ахметовым свечку, не знаю. Но я бы не месте Ахметова не допустил этого. Раз он допустил, значит, наверное, что-то есть. Многие, кроме Ахметова, я знаю точно, в этом участвовали. Что далеко ходить? Когда недавно громили офисы Партии регионов по некоторым районам, там находили целые пачки георгиевских ленточек.

- Вы говорите, что охраняли тот проукраинский митинг в Донецке…

- Да. И фактически милиция расступилась, пропустила большое количество людей с битами, топорами, цепями, оружием, в том числе. Их было в несколько раз больше, чем нас. Нас просто смели. Это весь тот ресурс, который стягивался специально, чтобы подавлять у людей волю к сопротивлению. Потом люди стали просто опасаться высказывать свои убеждения, взгляды.
Последний митинг был, насколько я помню, в мае. Закончился избиением. После этого никто уже не высовывается. Сейчас же идет так называемая мятеж-война. Это война на первом этапе против населения и инфраструктуры. 
То есть, бьют по мозгам населению, создают образ освободителя. Как только процент поддержки зашкаливает, начинается уже вторая часть операции, как сейчас – вводятся непосредственно какие-то войска или боевики.
На первом этапе велась информационная война с помощью этой криминальной структуры из Партии регионов, местных бандитов и отдельных промышленников. Почему я это знаю? Потому что эти четыре района, которые мы взяли…, мы их от таких людей чистили. Никто, кстати, не умер. Но когда некоторые люди посидели в подвале немножко, сразу все это сошло на нет…
И поддержка России, всего этого буйства – процентов 15-20. Все остальное – это телевизионная картинка, специально создавалась. Просто потом создатели всего этого пазла потеряли над ним контроль. Что мы сейчас и видим.

- Ваша семья из Донецка?

- Да.

- Она осталась там или вы ее вывезли?

- Я ее вывез еще два месяца назад. Я мог представить, к чему все идет.
Первую балаклаву я надел еще четыре месяца назад. Если люди умеют прогнозировать свои действия и действия оппонента, видно было, к чему все катится. Тем более, наша государственная машина обветшала, реально сопротивляться этому не может. Ее нужно менять. Вот когда мы ее поменяем, тогда мы победим. А до этого будут многомесячные топтания, жертвы, кровь и т.д. Неутешительный прогноз, но реальный.

- Почему вы так самозабвенно сражаетесь за Украину?

- Я скажу банальность. Потому что мои деды за нее же сражались в составе советской армии. Как поют сепаратисты: их "деды воевали". У меня создается впечатление, что они воевали в полиции и у коллаборационистов. Потому что не могут деды-герои породить внуков, которые пытают, убивают, похищают.
Я воспитывался на советском патриотизме. Я считаю, что если принимал присягу, где написано, что до последней капли крови защищаешь страну, то надо как-то этому соответствовать. Понятно, что таких людей не очень много. Но, слава богу, на батальон набралось. У нас больше половины русских. И я очень люблю Россию, я нормально отношусь к Советскому Союзу.
Но то, что сейчас строится в России, никакого отношения к славянскому миру, к "русской весне", к СССР, вообще не имеет. Это какая-то помесь фашизма православного… все это неправильно.
У нас очень много русских и белорусов, даже просто граждан России и Беларуси, грузины есть. "Очень много" – это до 20%. Большинство все-таки либо местные жители, либо максимум из Запорожья. Видно, что не представляют эти силы "русского мира". Людей, конечно, временно зомбировали, но это же не надолго.

- А как ваши дети? Сколько их у вас?

- Четверо. Но я не готов говорить о детях. Это идентифицирующие признаки.

- Но вы же несете ответственность за своих четверых детей. Может быть, лучше заняться охраной своих детей, чем охраной страны?

- Во-первых, уже поздно. Во-вторых, собственно, я не вижу какой-то страшной опасности, которая над ними нависла. Все решает профессионализм. Я принял достаточно мер предосторожности. Я четко дал понять людям с той стороны, что будет, если, не дай бог, что-то случится с моей семьей. Понятно, что я беспокоюсь. Но я считаю, что принял достаточные меры.

- А что будет?

- То же самое будет с их семьями. Но это отдельный разговор.

- Жена вас не упрекает, не зовет домой, не рвет нервы?

- Сначала было. Потом, когда она увидела, куда все это идет, поняла, что я был прав. Первое время говорила: "Какая разница, в какой стране жить, в России или в Украине?". Я ей объяснял, что дело не в России и не в Украине, а дело в том, что то, что происходит, называется фашизмом. Ложь, причем самого мерзкого пошива, которая льется с экранов телевизоров российских каналов, террор, который используется…
Причем уже стали вырезать семьи. Мне постоянно присылают на телефон записи пытаемых людей. Эти звуки, это террор, потом сами действия, которые очень похожи на действия фашизма.
Вот, посмотрите, типичная СМСка : "Готовься, вырежем твою семью. Смерть фашистам. Аллаху акбар". Такие люди пришли к нам в дом.
Постоянно в соцсетях я вижу этих сторонников сепаратизма. Например, Губарев с фашистской свастикой. Он в прошлом был членом Русского национального единства. Это же реально фашизм. Причем не такой, как в Испании, Италии, не классический. А кинематографический, который мы представляем: подавление воли людей, агрессивная атака на основные свободы и прочее. Я не хочу, чтобы у нас была фашистская страна.
Мне не особо нравится Украина сейчас, но после Майдана я как-то представляю, какой она может быть. И ради этого готов бороться.

- Как вы считаете, где ситуация тяжелее – в Донецкой области или в Луганской?

- Тяжелее с какой точки зрения? С военной?

- С военной и вообще с точки зрения возможности наведения порядка?

- В Донецке, конечно. Это же город-миллионик. Там может быть много жертв… Представьте, сколько снайперов там можно насадить на всех этих этажах. А с нашей армией, которая о планировании знает пока, к сожалению, только понаслышке, это очень опасно.

- Такое впечатление, что в Луганске вообще сейчас нет украинской власти.

- Луганск – это самый депрессивный регион Украины. Там большое количество наркоманов, большое количество суицида было… Сейчас людям дали эфемерную надежду стать новыми Че Геварами, новыми мэрами, президентами и прочее. И они реально будут драться до конца.
Но обратите внимание на настроения местных жителей - тех, которые за Украину, а таких большинство. Они радуются, показывая пальцами на фотографии из моргов, полных тел, "крошите их больше", и с той стороны такие же голоса. То есть, мы идем сейчас к достаточно большому зверству.

- Вас пугает это озверение людей?

- Уже нет. Мы тоже переступили определенную черту психологически. Но это меня не восхищает, это точно, мне это не нравится абсолютно. Потому что потом, после войны, этих людей очень тяжело будет социализировать. И нас тоже. Мы все смотрели фильмы про афганские синдромы, вьетнамские синдромы.
Даже если сейчас подавить вооруженное сопротивление боевиков (а реально местные жители составляют малую часть этих отрядов), то потом этот конфликт затянется на многие месяцы, многие годы. Потому что будут мстить, будет опять сын продолжать карьеру отца-террориста.
То есть, Янукович с Путиным сделали очень большое зло, они насадили в душах людей столько зерен ненависти, что выкорчевывать их придется еще очень долго. В итоге, мы победим, конечно, но…

- Что же делать тогда?

- Реально понимать, что надо побеждать, несмотря ни на какие жертвы. И победа будет возможна, только если украинское государство заново создаст и армию, и милицию, и СБУ. И нужно потом не останавливаться, нужно перестраивать государство. Тогда эти жертвы хоть как-то будут оправданы. Потому что без них мы гнить будем еще очень долго.

- У вас есть уверенность в победе?

- Ну да. Если бы не было уверенности, меня бы тут не было точно.

- Вчера в Донецке произошло очень странное событие, когда "Восток" пришел в облгосадминистрацию и выкинул оттуда людей, которые все это начинали. По-вашему, что это такое?

- Следующая фаза. Смотрите, они берут сейчас все в одни руки. Во-первых, стратегические объекты под жесткий контроль. Во-вторых, борьба идет за мобилизационный ресурс. По их мнению, местная ДНР слишком мягкотелая. Поэтому сейчас будут очень серьезные действия.

- Вы говорите "они". Кто это?

- Кавказцы. Уже пошла чисто российская операция.

- Вы считаете, что сейчас там уже Россия всем заправляет?

- Я считаю, что, может быть, не государство Россия, а выходцы из России, отдельные кланы, можно сказать. Потому что имею информацию не понаслышке, мы сами участвуем в этих операциях. Раньше был перекос в сторону местного криминалитета, сейчас уже чисто Россия.

 Фото Павла Шеремета

- Вы сказали, что они считают нынешнее "руководство ДНР" слишком мягкотелым, что они будут делать дальше, по вашему мнению?

- Дальше они будут по максимуму объявлять призыв в армию ДНР, быстро доводить отряды уровня "красной гвардии" до уровня "красной армии", будут использовать все, как в Дагестане – человеку будут совать в руки автомат, а если он не возьмет, его расстреляют. И начнется сейчас террор по полной схеме, диверсии.

- Как вы оцениваете состояние украинских силовых структур?

- Я не могу оценивать. Я думаю, что каждый делает вывод для себя сам. Поскольку я уже сам в эти структуры вхожу, то я не могу их оценивать. (На днях было объявлено, что отряд Семенченко становится частью Национальной гвардии – УП)

- Вы работаете в связке с МВД, министерством обороны, СБУ или это самостоятельные народные отряды?

- В Украине сейчас нет государства, есть только сеть из патриотов и сеть из негодяев. Что такое сеть из патриотов? Вот есть какой-то крупный чиновник из СБУ, из МВД, какие-то журналисты, медики, волонтеры. Люди между собой, по соцсетям знакомятся, пытаются друг за друга держаться, пытаются Украину тащить из этого болота, куда она падает. А есть сеть из негодяев, многие из них якобы на нашей стороне, но на самом деле своими действиями только вредят.
Сейчас фактически мы координируемся именно с этой сетью – из патриотов. Что касается работы с официальными структурами, то один батальон мы сейчас организовываем на базе Нацгвардии. Мы этим занимаемся, потому я уже в государственной структуре.
Наши добровольцы остались в регионе. Они как были, так и будут там находиться. Второй батальон на основе нашей второй роты в Луганской области сейчас будет создаваться на базе Минобороны. Я четко всем объяснил: если будете заниматься опять бюрократией, если будут нас держать на базе, не давать возможность действовать, то мы просто обучимся и уйдем обратно в леса. Я думаю, что они поняли и услышали.

- Вам противостоят хорошо вооруженные и подготовленные кавказцы и российские военные. А вы просто взяли в руки автоматы. Вы считаете, что это равные противники?

- Вот первый бой под Карловкой - у нас 5 погибших, 6 раненых, у них 11 погибших, 5 раненых. И это мы на засаду налетели. У них было два БТРа, полностью автоматы с подствольниками 100 серии, было тяжелое оружие, РПГ, место снайперов. У нас была одна снайперская винтовка и легкое стрелковое оружие. У нас погибшие – 62 года, 58 лет, 36 лет.
Тут же важен не профессионализм. Он приходит. Тут важна воля, насколько человек готов в случае чего погибнуть. Как выяснилось, у нас люди готовы. Поэтому я не думаю, что они чем-то там нас превосходят. Уровень зверства – да. Но, поверьте, они точно так же кричат от боли, как и те люди, которых они пытают.

- Такое впечатление, что Донецк уже полностью не контролируется властью.

- Не контролируется.

- А при этом вроде бы аэропорт контролирует теперь не ДНР, а наши. Это как лоскутное одеяло там сейчас? Каким образом удалось отбить этот аэропорт?

- Ну, сконцентрировали имеющиеся силы в один кулак, вот и все. Или плюс элемент неожиданности. А они начали атаковать в других точках… Не могу об этом говорить. В общем, смысл такой, что без изменения армии, СБУ и милиции очень долго все это будет продолжаться.

- А этот процесс идет?

- Вот мы же пришли – идет.

- Вы, ваш батальон Донбасс координировал раньше свои силы с АТО?

- Координировали. И это еще раз показывает уровень развала. Приехали мы - группа авантюристов (говорит с иронией - УП), вообще неофициально, заехала на базу и координировала свои действия. Мы были в Мариуполе, в Донецке, в Красноармейске. Нас просто воспринимали именно как силу, а не как формальную структуру.
В начале нам ничего не давали делать. Мы стали сами захватывать блокпосты. Нам пытались мешать…

- Наши силы АТО?

- Наши. Днепропетровский "Беркут" нас блокировал, например…
Многие считают, что если сейчас Донецк отдать, все будет замечательно. Но, друзья, поверьте, и в Киевской области, и в Днепропетровской, когда сюда подступятся уже какие-то новые ДНР, найдется столько предателей, что очень многие люди удивятся!
И это беда всей Украины. Сейчас они возьмут столько, сколько мы им дадим взять!
Сначала говорили, что если Крым отдать, все будет хорошо. Теперь Донецк, Луганск. Дальше пойдет Харьков, Днепропетровск. 
Я же знаю настроения людей среди сепаратистов. И, кстати, многих я, честно, даже уважаю по-мужски. Потому что они сейчас рискуют очень многим. Поймали кураж и пошли. Это достойный враг, но их надо уничтожать. Тут ничего не поделаешь.

- Как вы относитесь к таким борцам с сепаратистами как Олег Ляшко и его отряд?

- В связи с тем, что Ляшко реально помогает вооружаться, я хочу сказать, что оцениваю деятельность положительно. На этом и остановимся.

- Вы из Донецка. Есть ли какие-то ваши знакомые, которые оказались по ту сторону баррикад?

- Ну, есть, но я с ними не сталкивался.

- Как вы думаете, почему это дурман накрыл Донецк и Луганск? Почему люди берут оружие и говорят, что Донецк в Украине не слышат, хотя четыре года Украиной управляли исключительно донецкие?

- Вы сейчас больше берете информацию из телевизионной картинки. На самом деле это не совсем так.
Возьмем батальон "Восток", посмотрим его социальный состав. 80% - это не жители региона. А половина из оставшихся двадцати процентов стоят там за деньги, у второй - революционная романтика.
Сейчас все больше и больше людей насильно туда сгоняют.
Насчет того, что Донецк не слышат, извините, но до падения Януковича никто там за Россию не выступал. Просто грамотно провели работу. Был культ высокого мужчины в черном пиджаке - Януковича, а теперь - культ Путина. Одну идею извлекли, вторую поставили.
Современная война – это война образованных против необразованных. Необразованными людьми очень легко манипулировать. И Россия очень хорошо натренировалась. Я смотрю на этих всех дикторш российских телеканалов, у меня просто ненависть к ним поднимается. Такие ухоженные, красивые женщины, но они на самом деле хуже, чем убийцы, потому что фактически после их речей, после их картинок здесь берут оружие и начинают убивать друг друга.

- Кто по-настоящему управляет ситуацией в ДНР?

- Полевые командиры. Все то же самое, что в Дагестане и Чечне.

- То есть, не российский пиарщик Алексей Бородай, который теперь у них самопровозглашенный премьер?

- Нет. Управляет Стрелков, управляет Абвер, управляет Бес. То есть, полевые командиры. "Винтовка рождает власть", Мао Цзэдун сказал. Я это понял, когда мы сами четыре района освободили. Я видел, насколько власть слаба и как это легко сделать.
Было еще искушение там "Украинскую народную республику" организовать. Но мы не по этим делам.


А сегодня Семенченко несколько странно, мягко говоря, высказался про "Правый Сектор". Странно, потому как, насколько я понял из предыдущих интервью самого Семена, члены "Правого Сектора" были (есть) в самом батальоне "Донбасс":

С.Семенченко на Майдане назвал бойцов "Правого сектора" "позорными трусами" и мародерамиВоскресенье, 1 июня 2014, 16:41 • Тоня Туманова
КИЕВ. 1 июня. УНН. Командир батальона "Донбасс" Семен Семенченко назвал представителей правого сектора "позорными трусами", которые отказываются участвовать в боевых действиях. Об этом С.Семенченко сказал на Майдане в Киеве, куда он прибыл, чтобы набрать в свой ​​батальон добровольцев, передает УНН со ссылкой на пресс-службу батальона "Донбасс".
Отвечая на вопрос журналистов о ходе АТО и ситуации в Донецкой и Луганской областях, С.Семенченко раскритиковал действия бойцов Правого сектора.
По его мнению, они вредят делу восстановления порядка на востоке Украины.
"Правый сектор - это позорные трусы, которые на самом деле ни разу не участвовали в боевых действиях, зато уже два с половиной месяца грабят местное население. Они занимаются мародерством, разбоями и вымогательством, а бороться умеют только с мирными жителями или испуганной милицией. Настоящий враг им не по зубам", - сказал С.Семенченко.
Кроме того, командир батальона "Донбасс" рассказал, что представители правого сектора на востоке действуют в сговоре с местными криминальными авторитетами, от которых получают финансирование.
"Они входят в договоренности с местными бандитами и занимаются переделом рынка наркотиков, собирают металлы на свалках и громят залы игровых автоматов в интересах конкурентов. Ничего общего с участием в боевых действиях их деятельность не имеет", - подчеркнул С.Семенченко.
Как известно, батальон "Донбасс" - это добровольческий батальон территориальной обороны Донецкой области. Не менее 75% личного состава формирования - жители Донецкой области.

Вот так вот.

UPDATE. Новость на UNN - фейк.
Семен Семенченко опроверг информацию о критике «Правого сектора» / Июнь 02, 2014 4 
1 июня СМИ массово распространили информацию о том, что командир добровольного формирования — батальона «Донбасс» Семен Семенченко на Майдане якобы заявил, что бойцы «Правого сектора» вредят делу восстановления порядка на востоке Украины. Об этом сообщило информационное агентство УНН со ссылкой на пресс-службу батальона.
Согласно сообщению агентства, Семен Семенченко якобы сказал:
- «Правый сектор» на самом деле ни разу не принимал участие в боевых действиях, зато уже два с половиной месяца грабит местное население. Они занимаются мародерством, разбоями и вымогательством, а бороться умеют только с мирными жителями или с перепуганной милицией. Настоящий враг им не по зубам».
В ответ на это пресс-центр батальона официально заявил, что подобных заявлений Семенченко не делал: «Данная новость расценивается нами как провокация, направленная на разжигание конфликта между двумя организациями».
Семен Семенченко на своей странице в facebook опровергает эту информацию. Заявление, распространенное от его имени, он называет провокацией.
«По ситуации с Правым Сектором. Считал распространяемый в интернете фейк смехотворным, пока не увидел, какое количество новостных сайтов поспешило распространить эту глупую дезу. Обращаюсь к работникам СМИ: идет война, лживая пропаганда и информационные провокации — эффективное оружие в руках врагов Украины. Сейчас вы все, как работники СМИ, находитесь на переднем крае борьбы, на вас особая ответственность. Будьте бдительны, проверяйте информацию, прежде, чем ее распространять.
Мы все — украинцы. И если мы будем вместе — то победим любого врага.
Слава Украине!»
«Я даже близко не говорил подобного», — сказал он по телефону Общественному телевидению Украины (3-я минута видео).
- Мы не правый сектор. Мы очень разные, но я абсолютно не сомневаюсь, что его члены любят Украины и готовы за нее отдать жизнь, — добавил Семенченко. — Не сомневаюсь, что ссора между патриотическими организациями — пусть разными, но патриотическими, — выгодна прежде всего Кремлю и тем негодяям, которые до сих пор пьют кровь из нашей страны. Это бывшие криминальные группировки, коррумпированные и прочее. И последнее: я очень удивлен, что новостные сайты распространяют подобный фейк. Там ведь все шито белыми нитками. Идет война. Нельзя так бросаться распространять пропаганду врага.

* * * 

На закуску откровения калорадского "ополченца", прибывшего бороться с "фашизмом" из сраной рашки:

Откровения "местного ополченца" / June 1st, 2014, 12:46 am
Данное "интервью" взято мною и группой белорусских независимых журналистов в Волгограде 30 мая.
Человека на фото (передний план) зовут Павел. 27 мая он прибыл в Волгоград, где у него живут родственники, из Украины, конкретнее из Славянска, т.к. срок его "командировки" окончился и, как сказал сам Павел, на его место приехало новое "пополнение". Интервью Павел дал не просто так, а за некоторое вознаграждение, которое он получил от нас в довесок к тому, что ему заплатили после поездки в Славянск и после увольнения из рядов ВС РФ.



- Павел,расскажите откуда вы сами и как вы оказались в Славянске?

- Нес службу в рядах ВС РФ, а точнее в 810 бригаде морской пехоты, которая расквартирована в городе Севастополь. Более подробно о себе не стану рассказывать – чревато, отмечу только, что офицер. Как, впрочем, и все наши ребята, переброшенные для решения определенных задач в Славянск, срочников нет. А попал в Славянск в первых числах мая, когда после решения задач непосредственно в Крыму, пришел приказ выдвигаться на помощь бойцам в Донецкую область. На летучке перед отправкой нам объяснили, что в Славянске работают несколько важных промышленных предприятий, производство, которых важно для РФ. Перебрасывались по земле, благо нацгвардия смотрит сквозь пальцы на передвижение фур и автобусов. На мете была поставлена задача усилить ранее бригаду десантников, занявшую механический завод.

- Много ли местных в отрядах т.н. "ополченцев"?

- Точных данных у меня нет, могу отметить, что в моем подчинении была сводная группа из 25 человек, в Славянске действуют четыре такие группы, плюс отдельно спецподразделение из Ханкалы. Если у нас в основном были охранные задачи, то в их задачи входила разведывательно-диверсионная деятельность. Какие конкретно у них были задачи не скажу – информации нет, только из личных бесед с бойцами.

- Что вы можете сказать про "чеченский след" во всех эти событиях?

- Воюют. Закаленные бойцы, все прошли Грузию в 2008-м, участники антитеррористических операций как в самой Чеченской республике, так и других республиках Кавказа. Отбор у них серьезный, Кадыров самолично многих выбирал для действий на Украине. Забавно, когда СБУ Украины захватила репортеров lifenews, когда те занимались доставкой комплексов ПЗРК - именно личная гвардия Кадырова участвовала в спецоперации по освобождению журналистов. СБУшники натурально обосрались, когда приняв борт из Грозного оказались сами в заложниках.

- Что обещали вам за проведение этой операции, как вас мотивировали?

- Ну, если нацгвардия имеет только полторашку пива, у нас идет полтарашка в долларах, условного противника. Боевые и страховка, как на обычной командировке. Обещали, наконец, решить все вопросы с жильем. Для многих это отличная возможность, так как большинство из маленьких городков и деревень, семьи, вот, кормить надо. Пойми, время, когда за идею воевали прошло – сейчас всем жрать охота. Хотя особисты видео из лагерей Уна-Унсо показывали, ну это стандартная процедура перед отправкой в горячие точки. Надо противника своего знать. Но тут много местных, которые бандеров не любят и готовы мочить. Добровольцы. Как этот Бабай.

Полностью интервью появится в печати в ближайшие две недели.


Кстати, Бабай отнюдь не местный - это ряженный "казакак", прибывший из сраной.

Если интервью правда, или хотя бы частичная правда, то это означает, что
а) на Востоке Украины рашкованские власти без прямого вмешательства, решают определенные экономические и политические задачи
б) костяк вооруженных формирований калорадских бандитов - профессиональные военные и спецслужбисты, с богатым опытом боевых действий, причем воюющие исключительно за деньги, а не за отвлеченные идеи. А "бобромольцы" типа Гиркина фон Стрелкова, Бабая и местных гопников составляют меньшую часть.
Для наемников поездки в Донбасс представляют собой типичные "командировки" силовика-контрактника в зону боевых действий. Т.е. идет постоянная ротация боевиков, воюющих на Донбассе.

[UPDATE - выяснилось, что интервью быв. офицера морской пехоты - фейк, но особой роли это не играет, т.к. доказана работа наёмников - военнослужащих РФ на Украине информацией из других источников, в частности западных и РФовских].

Таким образом военные столкновения на Востоке Украины можно охарактеризовать именно как широкомасштабную войну РФ и народа ГОРФ против Украины и ее народа. И пока гнусные рашкованы не развалят Украину, не перебьют ее население и не растопчут ее государственность, они не успокоятся. Идет настоящая война на уничтожение. Однако в итоге украинские похождения обязательно выйдут рашке боком. Даже если Украина будет растоптана и развалена на части, поганая РФ ненадолго ее переживет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий